Миф о полигамности мужчин и моногамности женщин. Браки, супружеские измены, ревность и разводы.

Очень часто приходится слышать о природной полигамности мужчин и моногамности женщин. И при этом ссылаются на это как на научный факт. Этот миф, не имеющий под собой никакой биологической основы, был придуман мужчинами ещё в эпоху патриархата и поддерживается ими до настоящего времени по вполне понятным причинам. Биологический вид, у которого стратегии размножения у самцов и самок не совпадают – нежизнеспособен!

В природе нет видов, в которых самцы полигамны, а самки моногамны или наоборот. Либо те и другие полигамны, либо те и другие моногамны. Например, вопреки распространённому заблуждению, все «гаремные» виды целиком полигамны: и самцы и самки. Львица из гарема в состоянии течки совокупляется с любым посторонним львом в отсутствие хозяина гарема. Обратный пример волки, лебеди и др., где моногамны и самцы и самки.

Человеческий вид определённо полигамен, т.е. и мужчины и женщины одинаково биологически полигамны. Действительно, как полигамный мужчина мог бы осуществлять свою полигамность, если все женщины вокруг были бы моногамны?

И если молодые мужчины позволяют себе прихвастнуть в компании друзей своими победами на женском фронте, то почему для женщин эта тема табу, которое она скрывает от всех, даже если это она «покорила» мужчину?

Когда и как сложился такой уклад жизни, такое общественное мнение, которые требуют от женщин скромного, моногамного поведения, тогда как это же требование по отношению к мужчинам весьма либерально? В странах с жёсткими религиозными традициями такие правила фактически узаконены и продолжают действовать в настоящее время.

Почему издревле половое воспитание мужчин и женщин было таким разным? А именно, почему женщин воспитывали в абсолютной верности своему супругу и почему этого не требовали от мужчин?

Причина здесь, прежде всего, социальная и традиционно-историческая и в её основе лежит Закон Сохранения Гена¹.

Ещё в первобытные времена в силу разного общественного и домашнего статуса мужчин и женщин один и тот же Закон Сохранения Гена требовал от них совершенно разного полового поведения.

Мужчина, находясь большую часть времени вне дома, на охоте, и повинуясь своему инстинкту Сохранения Гена, должен был как можно чаще и шире разбрасывать свое семя, так как выживаемость детей тогда была крайне низкой.

Женщина же, находясь все время дома (в пещере), должна была не допустить проникновения чужого гена в семью, за чем ревностно следили родственники мужа, среди которых она, как правило, и жила. А зачав ребенка от своего мужа, она должна была приложить максимум усилий, чтобы сохранить его, отрезав любые контакты с посторонними мужчинами. И все это требовало от женщины полного замыкания на своем муже, на своей семье.

В дальнейшем это различие в статусе мужчины и женщины поддерживалось в Западном мире вплоть до середины ХХ-го века, а в большинстве стран Азии, Африки и Латинской Америки существует до сегодняшних дней.

Несогласные с точкой зрения на равную полигамность мужчин и женщин, любят вспоминать о практиковавшихся некогда полигинических браках (один муж и несколько жён), и не любят при этом вспоминать, что в эпоху матриархата были также распространены полиандрические браки (одна жена и несколько мужей).

Как видим и здесь причины полигамных браков не биологические, а социальные: обладающий реальной властью лидер (неважно мужчина или женщина) пользовался этой властью для того, чтобы иметь больше возможностей для сохранения собственных генов.

Однако естественная борьба каждого человека за Сохранение Гена сопровождавшая всю его историю вкупе с равной рождаемостью мальчиков и девочек не позволяли широкому распространению полигамных браков ни ранее, ни тем более сейчас даже в странах с очень низкой Свободой Выбора¹, где доминирующая религиозная идеология это позволяет.

Что касается полиаморных (групповых) браков, практикующихся в некоторых сектах, а также в некоторых «экстремальных» группах Свободного Мира (например, хиппи в 60-е годы), то на мой взгляд они не имеют никаких перспектив с точки зрения Сохранения Гена, если, конечно, он является целью этих браков.

Не так давно палеоантропологи из Университетского Колледжа Лондона, исследуя устройство семей приматов, убедительно доказали, что древние люди перешли к моногамии с единственной целью — чтобы семейные пары, в которых муж был уверен в своем отцовстве, смог бы защитить своих детей от агрессии со стороны других мужчин, которые, подобно львам в прайде, могли убить их².

Сегодня, в связи с ослаблением физической угрозы детям со стороны чужих мужчин, ослаб и институт брака. Но только ослаб, а не исчез вовсе. Потому что Закон Сохранения Гена требует не только сохранения жизни детей, но и доведения их до социально адаптированного и репродуктивно способного возраста. А это лучше всего возможно осуществить только в моногамном браке.

Однако институт брака слабеет на глазах и по другой очень важной причине. И причина эта – Закон Хьюмандинамики¹ или неуклонный рост Свободы Выбора в мире на протяжении всей человеческой истории. Для одних людей, обычно молодых и жаждущих реформ, этот рост происходит очень медленно, для других людей, обычно престарелых и консервативных, он происходит слишком быстро.

Традиционный брак, где беспрекословным главой семьи был мужчина, который полностью обеспечивал содержание семьи, постепенно уходит в историю. В результате опережающего роста Свободы Выбора женщин, прежде всего в странах Европы и Северной Америки, где женщины реально уравнены в общественных и домашних правах с мужчинами и где они ведут почти одинаковый образ жизни с мужчинами, различие в гендерном поведении мужчин и женщин постепенно отмирает.

Именно теперь становится понятным, что это различие между мужчиной и женщиной не заложено ни Богом, ни природой, оно явилось следствием не столько различия их физической природы, сколько различия их социального статуса и исчезнет вместе с исчезновением последнего.

Такую же динамику мы наблюдаем и в некоторых странах Азии, идущих по европейскому пути развития.

Полигамная природы женщин начала проявляться столь же явно и открыто как и мужская. И мы не можем ни морально оценивать, ни влиять на этот процесс, который является простым следствием Закона Хьюмандинамики, действие которого также неизбежно, как и действие любого закона природы.

Последним заметным следствием стирания разницы гендерного поведения мужчин и женщин стало unisex-воспитание мальчиков и девочек на Западе в последние годы.

А теперь остановимся более детально на том, как влияет рост Свободы Выбора на отношения мужчин и женщин в семье и на прочность семьи.

Любые близкие человеческие отношения почти немедленно и неминуемо ведут к столкновению Свобод Выбора участников этих отношений.

Но ни в одном из этих отношений столкновение Свобод Выбора так не драматично и разрыв не происходит так болезненно, как в семейных или любовных отношениях.

Почему? Ответ достаточно прост.

Над любовными отношениями, осознают или не осознают это участники таких отношений, незримо стоит Закон Сохранения Гена, и борьба за Свободу Выбора есть борьба против этого главного закона всей живой материи.

Семейные же отношения, которые супруги сознательно избрали для совместной реализации Сохранения своих Генов, с первого дня подпадают под перекрестный огонь двух Свобод Выбора, каждая из которых поначалу не желает уступать даже в мелких бытовых привычках, не подозревая, что любая маленькая победа в споре одного из супругов оборачивается неизбежным его поражением в сердце другого.

Сколько литературы, художественной и научной, было написано за века о проблемах брака, сколько копий было сломано психологами по вопросам брака, тогда как просто-напросто это борьба двух Свобод Выбора между собой и борьба каждой из них со своим стремлением Сохранить общий Ген.

Несмотря на сознательное понимание обоими супругами необходимости сохранения брака хотя бы до полной реализации ЗСГ, то есть доведения детей до совершеннолетия и способности к самостоятельной жизни, брак зачастую превращается в поле битвы двух Свобод Выбора, заключающейся в несовпадении вкусов, привычек, взглядов на образ жизни и сдерживаемой до поры до времени стремлением к Сохранению Гена для воспитания родившихся детей.

И если супруги не знают, какой частью своих личных свобод выбора надо поступиться, чего неизбежно требует любая совместная жизнь, когда стремление к Сохранению Гена не может более удерживать супругов вместе, тогда эта битва двух свобод выбора становится невыносимой, брак распадается и супруги разводятся, даже если это был брак по любви.

Еще легче распадаются бездетные браки, так как здесь уже не действует Закон Сохранения Гена и антагонизм двух Свобод Выбора не встречает препятствий на пути к разводу.

Как видим, основной причиной разводов является Свобода Выбора, а именно нежелание супругов пожертвовать даже частью своих свобод и стремление каждого из них сохранить все свои свободы.

А вот в странах с патриархальным укладом жизни, где уровень Свободы Выбора значительно ниже, где Свобода Выбора женщин сведена к выбору между кухней, детской и церковью, там и разводов меньше.

Но можно ли считать такое положение лучше? Бесполезно!Наблюдения отчетливо показывают, что и эти народы движутся в ту же сторону, в сторону роста своей Свободы Выбора и, как следствие, к росту числа разводов.

Однако, стремление к непримиримой Свободе Выбора — это не единственная причина разводов. Есть и другая. Это адюльтер, или супружеские измены, в основе которых лежит опять же Свобода Выбора, которая не дает забывать мужьям, что существуют другие женщины, а женам — что существуют другие мужчины.

Почему супруги изменяют супругам? Придумываются тысячи причин: муж не тот, жена не та, тут и роковая красота, и нечеловеческая страсть, и просто любопытство, и много-много другого.  Тогда как ответ чрезвычайно прост: это продолжающееся тысячелетиями раскрепощение Свободы Выбора во всём, в частности и в вопросе неосознанного, подспудного выбора партнера по Сохранению Гена, заставляет человека (его и ее) снова и снова пробовать раздвинуть границы своего выбора.

Неправильно было бы думать, что к супружеским изменам приводят недостаточно крепкие отношения между супругами. Я знавал немало случаев, как женатые мужчины, у которых дома обожаемая красавица-жена, умница, секс-символ с золотым характером, прекрасная мать его детей и т. д., выбравшись в места отдыха на пару дней, бросаются на первую встречную, страшную как атомная война, дуру из дур, только бы успеть за эти два дня.

Естественно, видел и таких жен.

И не надо здесь искать ни виноватых, ни какие-то обстоятельства, кроме заложенной Богом (или природой), страсти к Сохранению Гена и такой же страсти к максимальному расширению Свободы Выбора!

Кстати, даже любопытство к противоположному полу — это тоже сигнал к расширению Свободы Выбора.

Еще Иисус Христос говорил через Матфея, а за ним любил повторять Лев Толстой, что «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем».

Выше мы уже говорили, что если, как и в животном мире, полигамного по природе мужчину на супружескую измену толкает Закон Сохранения Гена, состоящий (пусть неосознанно) в максимальном разбрасывании своего семени, то теперь в мире людей мы должны признать, что и мужчину, и женщину к супружеским изменам подталкивает еще и Закон Свободы Выбора!

И чем свободнее окружающее общество, тем ощутимее это «подталкивание», что мы воочию наблюдаем в серьезно изменившейся в сторону толерантности моральной оценке этого явления в западных странах.

Например, по данным специальных исследований, число «неверных» французов и француженок постоянно росло на протяжении последних 40 лет и более чем удвоилось, достигнув почти половины числа семейных пар.

Наиболее прочные браки в таких обществах — это те, в которых супругам удалось взаимосогласованно разделить обязанности и ответственности (что очень трудно!) в этом совместном предприятии по сохранению общего гена, называемом семьей.

Прочность брачных уз в XXI веке уже не та, что была в XX-м, а в XX-м была не та, что была в XIX-м, причем направление этих изменений во всем мире одно и то же — европейское.

Культура терпимого брака выработалась у людей, когда этого потребовали социально-экономический уклад жизни и вопросы наследства. Сегодня этого нет, и последствия очевидны. Процент разводов в мире растет, и довольно быстро не только в странах Запада, но и в странах Азии, вступивших на европейский путь развития, где женщина стала работать и, приобретя равные права с мужчиной, стала по-настоящему независимой, а также, как следствие, равной с ним в Свободе Выбора.

И как бы многочисленны ни были индивидуальные причины разводов, о которых пишут социологи, реальная и основная причина одна. Это рост Свободы Выбора в мире. «Идеальные» браки, о которых мечтают и говорят чаще всего женщины, при близком рассмотрении оказываются полной иллюзией, где один из супругов полностью раздавил Свободу Выбора другого супруга, позволившего это над собой сделать и добровольно растворившегося в первом.

Во всяком случае, мне почти не приходилось видеть «счастливые» семьи с супругами, равноправными в Свободе Выбора.

По той же причине «крепкие» браки можно наблюдать в странах с тоталитарным режимом или тоталитарной религией, то есть в странах, где отсутствует или почти отсутствует Свобода Выбора. Если в тоталитарных странах, например в фашистской Германии или коммунистическом Советском Союзе, разведенные супруги с заметным общественным положением ущемлялись в возможностях дальнейшей служебной карьеры, то в странах с общественной моралью, основанной на тоталитарной религии, разведенные становятся предметом общественного осуждения.

Даже в некоторых странах Старого Света всего лишь полвека назад развод был практически невозможен. Вспомним знаменитый фильм «Развод по-итальянски».

Говоря о супружеских изменах, нельзя обойти вопрос о чувстве ревности, сопровождающей эти измены. И что делать с этим порою очень тяжёлым чувством? Как, откуда и почему приходит к нам ревность?

Оказывается, что в основе ревности лежит все тот же Закон Сохранения Гена.

Мужчина ревнует жену, опасаясь, что она может привнести в семью чужой ген, который ему неосознанно придется кормить и воспитывать. А женщина ревнует мужа, опасаясь, что он, заведя детей на стороне, будет уделять им часть своей любви, своих сил, своих доходов и тем самым будет обделять ее общий с мужем ген.

Именно поэтому супружеские измены всегда воспринимались столь негативно в традиционных обществах, что прелюбодеи жестоко наказывались, вплоть до смертной казни, например через побитие камнями. И это до сих пор сохраняется на земле даже в наши дни в странах с моралью, основанной на тоталитарных религиях.

Точно такую же природу ревности мы наблюдаем в животном мире.

Однако отношение к супружеским изменам сегодня очень серьезно меняется. И особенно в странах с либеральной моралью, по пути которых идут и все другие страны. Почему больше не слышно про Отелло с Дездемоной? Почему в этих странах люди всё более и более начинают осознавать, что ревность — это грех? Ведь она, ревность, проистекает из данного Богом (или природой) Закона Сохранения Гена?

Потому, что с точки зрения Закона Свободы Выбора, ревность это грех, самый настоящий грех! Ревность, несмотря на то, что она возникает в человеке неосознанно, помимо его воли, — это самый настоящий грех, потому что это покушение на чужую Свободу Выбора. Покушение на чужую душу и даже тело.

Недаром слова «ревность» и «зависть» тождественны в английском (jealousy), французском (jalousie) и казахском (қызғаныш) языках.

А это значит, что с детства надо приучать детей к тому, что ревность — это грех, как это делаем мы по отношению к зависти, к жадности. Ведь людям в процессе эволюции удалось отказаться от принципа «Око за око, зуб за зуб»!

Тем более что ничего позитивного ревность не несет. Она разрушает ревнующего и отдаляет ревнуемого.

Следует признать, что и здесь, в отношении ревности, человечество меняется в лучшую сторону, в сторону большего уважения чужой жизни, чужой свободы выбора. Если еще полвека назад ревность считалась чуть ли не доблестью и убийства на почве ревности оправдывались общественной моралью, более того, эта общественная мораль доводила обманутого мужа до убийства изменившей жены (опять же «Развод по-итальянски»), то сегодня, к счастью, это далеко не так.

Из всего сказанного нами выше, у читателя не должно создаться впечатление, что мужья и жены только и думают о разводе или супружеской измене. Нет! Не всегда люди используют свою Свободу Выбора для подавления инстинкта Сохранения Гена.

Огромная часть из них, живущая в первую очередь Законом Сохранения Гена, понимает, что комфортные условия для воспитания детей могут быть созданы только тогда, когда супруги хранят верность семье. Кроме того, есть еще семьи, которые держатся на настоящей любви супругов.


¹Багисбаев Кармак. Последняя Вера: Книга Верующего Атеиста. Издательские решения, 2016
² Opie, Dr Kit. Evolution of monogamy in humans the result of infanticide risk. University College London. 30 July 2013. 

Share on social media:

А было ли предательство Иуды?

Последняя Вера: книга верующего атеиста

Беседа 24. Иисус и Иуда
— Почему ты выбрал сегодня эту тему?

— Тема эта имеет прямое отношение к Свободе Выбора. Дело в том, Господи, что давным-давно, еще в студенческую пору, когда я впервые читал Евангелие, меня никак не покидало ощущение «театральности» его сюжета, и особенно одной из его основных линий, а именно «Иисус и Иуда».

Предательство Иуды, муки совести, раскаяние и, как следствие, суицид, написанные по законам банально «плохой драматургии», делают фабулу всего Евангелия неубедительной. Во всяком случае, для меня.

Тогда я вновь и вновь стал перечитывать все четыре Евангелия и начал по крупицам, оставленным евангелистами, возможно по неосторожности, обнаруживать то, что только усилило мои подозрения. Ничто в поведении Иуды, апостола самого близкого к Учителю, не отличало его в худшую сторону от остальных учеников, ничто не предвещало его будущего предательства. Более всего меня смущал ответ Иисуса «Ты сказал!» на вопрос Иуды «Не я ли предам тебя?», описанный Матфеем.  

В этом ответе, который вот уже более двух тысяч лет считается предречением, я услышал повеление Учителя.

И даже знаменитый «поцелуй Иуды» виделся мне не предательским, а прощальным. Смущали меня также совершенно неубедительные попытки евангелистов представить Иуду в негативном свете: их ничем не подкрепленные домыслы, объясняющие жадностью Иуды его возражения против траты драгоценного мира на помазание христовых ног вместо того, чтобы продать его, а деньги раздать нищим. Это может говорить только о том, что Иуда лучше других апостолов усвоил проповеди Христа о сострадании к нищим.

Никто не может засвидетельствовать сговор Иуды с первосвященниками, в отличие от всех других событий, происходивших в присутствии большого количества свидетелей. Чем объяснить, почему Христос так настойчиво отсылал Иуду сделать, что должно сделать, о чем знали только они вдвоем?

Почему Христос, как и любой человек, так откровенно боявшийся смерти, не воспользовался теми намеренно оставляемыми лазейками в допросах, учиненных Каифой и Понтием Пилатом?

И наконец, разве будет вешаться от мук совести человек, совершивший самое гнусное в истории предательство? Мне не хотелось думать, что такое отношение к Иуде апостолов-евангелистов, описавших все эти события, было вызвано простой человеческой завистью и ревностью к Учителю.

Вот так я ходил в великом смятении духа, пока мне не приснился удивительный сон. Я очутился в том самом Гефсиманском саду в ту самую ночь, когда арестовали Спасителя, чтобы предать его суду. Была лунная ночь, а сам я, никому не видимый, стоял под кроной большого оливкового дерева и оказался невольным свидетелем тайного разговора Иисуса с Иудой, стоявших по другую сторону дерева. Иуда плакал, отказывался, говорил, что будет проклят людьми в веках вместе со своим потомством. Иисус настаивал, горячо убеждал, что никому другому из учеников он не может доверить задуманное. Я слушал, как завороженный, так близко, что даже мог дотронуться до одежд Христа. Потом они отошли, продолжая тихо разговаривать на ходу, и я понял по сникшей спине Иуды, что он смирился.

Наутро я рассказал свой сон моим друзьям по университету, они удивились, после чего я благополучно забыл о нем. Через 15 лет волею судеб я оказался в Северной Африке, а именно в Алжире, где впервые в жизни, попав в оливковую рощу, был поражен запахом, исходившим от оливковых деревьев, тем самым запахом, что остался в моей памяти с того удивительного сна в далекой заснеженной Сибири. Потрясенный случившимся, я стал вновь и вновь возвращаться к своему сну, вспоминая разговор Иисуса с Иудой до мельчайших подробностей. И уже не сомневаясь, что все на самом деле происходило именно таким образом, что Христос сам написал сценарий своей трагической смерти, сам явился режиссером и сам сыграл в нем главную роль, я естественным образом задумался, а зачем Христу вообще понадобилось так умирать, зачем ему было нужно предательство Иуды? Разве не мог он ходить по селениям и продолжать проповедовать свои новые идеи, как он это уже делал, и не без успеха? Зачем была нужна ему эта, прямо скажем, пиар-акция? И этот вопрос я хочу сегодня задать Тебе, Господи.

— Ну что ж, попытаюсь ответить. Тем более что я хорошо помню эту историю, в которой, помимо всего прочего, ссылались и на меня. Скажи мне, сколько было учеников, принявших учение Христа? Правильно, всего двенадцать, да еще десяток-другой праздношатающихся слушателей, ходивших за ним по пятам. К тому же этими проповедями, отнюдь не способствовавшими «укреплению» ни местных иудейских, ни римских властей, уже плотно заинтересовались их спецслужбы.

А знаешь ли ты, как обычно заканчивают такие проповедники-диссиденты? Да-да! К ним подсылают тайных убийц или, того хуже, их дискредитируют в глазах толпы.

Мог ли Христос в таких условиях рассчитывать на широкую пропаганду своих взглядов, на бессмертие своих великих идей, которые были для него ценнее его собственной жизни? Конечно нет! Ты представь себе мир без газет, без телевидения, без интернета! И что ему оставалось делать в этих обстоятельствах?

Конечно, Иисус был несколько экзальтированной личностью, но он вовсе не был глуп. Он прекрасно осознавал, что рано или поздно люди Каифы убьют его за такие проповеди. И скорее всего, убьют тайно, или произойдет его «тайное исчезновение». Тогда Иисус понял, что только «громкая» собственная «смерть на миру» обессмертит его имя, его идеи и, так сказать, «смертию смерть поправ», он сможет донести свое Учение до самых широких масс людей. И он решился написать этот сценарий своей смерти, который ты называешь «плохой драматургией». Пойми его и прости!

— Я понял, Господи! Понял и оплакиваю эту великую смерть. Если раньше Христос был для меня жертвой банального предательства, то теперь, после Твоих разъяснений, Создатель, я окончательно убедился, что Христос сам организовал свою смерть. Он мог бы как все жениться, родить детей, и как все жить земными радостями, но сделал иной Выбор. Величайший в истории. Ради человечества. Подвиг его от этого становится только величественнее.

Но я также оплакиваю смерть Иуды, принявшего на себя самую тяжелую миссию среди всех апостолов — быть проклятым в веках. Упокой их души, Господи!


Текст взят из книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

Свобода Выбора и Мораль как условный рефлекс (Часть 1)

Редко какой вопрос вызывает у нас так много споров, как вопрос откуда взялась наша мораль? Даже Иммануил Кант называл непостижимой тайной закон нравственности внутри нас.

Есть люди верящие, что мораль дана нам свыше, от Бога. Тогда почему Бог не дал её всем нам одинаково, чтобы мы жили без этих сложных проблем сосуществования? Почему существуют люди, которых мы считаем аморальными? А считают ли сами эти люди себя аморальными? И где доказательство того, что правы мы, а не они?

Есть люди верящие, что моральные принципы, которых придерживаются большинство людей, можно привить детям воспитанием. Тогда почему родные братья или сёстры получившие одинаковое воспитание и одинаковую любовь родителей очень часто придерживаются разных моральных устоев? Каждый из нас может привести массу таких примеров из среды своих знакомых и родных.

Наблюдения показывают, что уверенно воспитать можно только этикет (как правильно держать спину за столом или нож с вилкой), но не этику, не мораль. Воспитание конечно влияет на мораль, но гораздо слабее, чем мы думаем. Чаще всего воспитание учит скрывать плохую мораль.

Тоталитарные системы верят, что нужную им мораль можно если не воспитать, то насильственно вбить во взрослое население путем пропаганды и репрессий. Тогда почему спустя некоторое время народ восстает против этой морали?

«Любители» генетики, объясняющие всё различием генов, говорят, что мораль человека однозначно предопределятся его генами. Тогда почему она бывает такой разной даже у однояйцевых близнецов?

Так чем же определяется наша мораль и как она зародилась?

В 17-ой беседе книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста» о Свободе Выбора мы определили Душу, как способность выбирать, в частности своё поведение, а сам результат этого выбора как Мораль. Отсюда такое её разнообразие. От человека к человеку. От одной группы людей к другой.

Давайте понаблюдаем за двухлетними детьми играющими в песочнице, у которых пока нет никакой морали. Нередко можно увидеть такую сцену, когда один ребенок, которому понравилась яркая игрушка в руках другого, делает попытку завладеть ею. И вот здесь разветвляется самый разнообразный и непредсказуемый сценарий дальнейшего поведения детей.

Почему? Потому что эти дети пока ещё незнакомы с правилами поведения, выработанной общепринятой моралью. Правильнее сказать, моралью выработанной большинством.

  • Сценарий первый: «ребенок-агрессор» (чаще всего мальчик!) отнимает игрушку и довольный уходит, «ребенок-жертва» остаётся с громким рёвом.
  • Сценарий второй: «ребенок-агрессор» напоролся на такого же как сам ребенка и начинается драка.
  • Сценарий третий: «ребенок-жертва» оказался сильнее и решительнее «ребенка-агрессора», в результате чего он отстаивает свою игрушку, а ревёт теперь нападавший.
  • Сценарий четвертый: получив решительный отпор, «ребенок-агрессор» отходит и идёт искать другую, более слабую жертву с игрушкой.
  • И наконец, сценарий пятый, закладывающий будущие цивилизованные отношения: «ребенок-агрессор», учтя предыдущий негативный опыт, идёт к своей жертве со своей собственной игрушкой и предлагает обмен, инициируя тем самым возможный удовлетворительный исход для обоих.

Именно так, я уверен, путём проб и ошибок возникла и складывалась мораль первобытных людей. Пока ребенок растет и развивается от рождения до юношества, он проходит путь обретения морали, который человечество прошло от первобытных людей до современных.

Конечно, каждый ребенок проходит этот путь индивидуально. В зависимости от массы условий: от влияния старших братьев и сестер, родителей, школы и т.д. Точно также индивидуально этот путь проходят и народы. Поэтому их моральные кодексы несколько отличаются. Но не фатально! И это различие у народов часто связано с местонахождением этих народов на стреле времени, как у детей и даже у взрослых это связано не только с их индивидуальностью, но и с возрастом.

Наш главный вывод: есть мораль принятая большинством, но нет морали общепринятой. Нет также и абсолютной или универсальной морали. Заповедь «не убивай» не действует, например, в разбойничьих бандах и совсем неуместна в воюющей армии.

Более того, мораль меняется не только от человека к человеку или от одной группы людей к другой. Мы все знаем немало примеров как меняются моральные принципы человека или даже народов со временем в зависимости от меняющихся обстоятельств. Как легко и быстро расстаются люди с прежней моралью и также легко и быстро принимают новую. Один пример как могут взаимно поменяться, например, привычные правила взаимообщения мужчин и женщин, если этого потребуют новые обстоятельства.

В 70-е годы я попал в советский молодежный лагерь на Волге близ Казани, который принимал одновременно до 500 молодых людей со всего Советского Союза. В первый же вечер на дискотеку, неистово гонимые Законом Сохранения Гена, вышли все 500 молодых людей. Разукрашенные и разнаряженные, величественные и неприступные молодые советские женщины (самые красивые в мире) и очень робкого вида молодые советские ученые-математики (в основном мужчины), участники научной конференции, проходившей в этом же лагере в эти же дни.

Но каков же был всеобщий шок, поразивший всех примерно через полчаса, когда стало ясно, что соотношение юношей и девушек вместо естественного 1:1, оказалось меньше чем 1:10, т.е. на одного парня приходилось 10-11 девушек. Что тут началось?! Не буду описывать подробности, но уже через пару часов половина прекрасных дам, не видя никаких перспектив для себя и не желая расставаться с привычной моделью поведения, покинула дискотеку.  Дамы из другой половины, наоборот, отбросив все условности, выступили активной стороной процесса и сами стали наперебой приглашать на танец мужчин, которые, несмотря на свою первоначальную робость, вдруг в одночасье превратились в «дам» и даже капризно выбирали какое приглашение принять. И далее всё происходило так, как обычно происходит на дискотеках, с той лишь разницей, что мужчины и женщины поменялись своими ролями.

Вот тогда я впервые так близко и отчетливо увидел, как мораль поведения в отношениях между мужчиной и женщиной, складывавшаяся столетиями, может в мановение ока поменяться на противоположную, если этого потребует изменившаяся обстановка.

Какой вывод можно сделать из всего вышесказанного?

Мораль это не более чем «павловский» условный рефлекс, который возникает как ответная реакция, на соответственно возникшие внешние условия-раздражители, и, который исчезает, как только исчезают эти условия.

Но если мораль это только условный рефлекс, то почему, мы люди, придаём такое огромное значение воспитанию и пропаганде морали? Какой «естественной» морали добивается всегда общество от своих членов, а семья от своих детей?

Ответить на этот вопрос совсем нетрудно. Отметим сразу, что сострадание (или эмпатия), как главный стержень понятия морали, существует в той или иной степени только у стадных живых существ, включая человека. Оно и понятно! Одиночные животные в сострадании не нуждаются. Сострадание или взаимопомощь в стае-стаде несет прямую выгоду не только каждому члену стаи в его задаче Сохранения Гена, но и всей стае в целом.

Наиболее всего меня поразил пример волков, которые приносили с охоты пищу для волка-инвалида. Можно уверенно сказать, что стаи, в которых нет эмпатии, не способны к выживанию.

Недавно было объявлено, что открыт ген альтруизма, который нам привычнее называть состраданием. Пока только у микробов, живущих колониями. Очень вероятно, что он будет найден у всех стадных живых существ.

Запрет на убийство внутри стаи опять же диктуется Законом Сохранения Гена и опять же им объясняется мораль поощряющая убийство и уничтожение других враждебных стай. Однако в конкретных условиях этот же закон может потребовать прямо противоположного поведения даже внутри стаи, как например в случае льва убивающего детенышей свергнутого лидера прайда.

У наших человеческих предков запрет на убийство также действовал только внутри племени и по мере глобализации этот запрет постепенно распространялся вширь. Универсальный, всеобщий запрет на убийство, к которому призывал Иисус Христос, будет реализован видимо только после полной глобализации на земле.

Мораль, призывающая к уважению чужой Свободы Выбора, как гарантия уважения к собственной, появилась в человеческом обществе совсем недавно и существует только в демократических странах, где официально провозглашён приоритет Прав Человека. Такой сложной морали, какая есть только у человека, и, которая является постоянным объектом внимания самого человека в его творчествах и науках, мы обязаны, конечно, Свободе Выбора существующей только у человека.

Недавно в мировых СМИ прошёл слух о том, что открыт ген свободы, или по-нашему, проще и понятнее, ген Свободы Выбора. И тут же этот слух начали опровергать. Возможно, это была действительно фейковая новость. Но вот следующие «ненаучные» соображения ставят вопрос на тему свободы выбора, требующий ответа.

Предок человека Homo habilis существует по данным науки около 3-4 миллионов лет. И 99% этого времени он, если и эволюционировал, то делал это, как и все его родственники-приматы. По Дарвину. Если он и пользовался в этот период камнями и палками, то следует заметить, что и многие другие приматы пользовались и пользуются до сих пор такими же орудиями охоты и собирательства.

И вот, когда осталось менее 1% этого времени, т.е. 30-40 тысяч лет назад, появились первые признаки «человеческой» эволюции, т.е. признаки деятельности человека начавшие серьёзно отличать его от других приматов. Но даже из этого времени где-то 30-35 тысяч лет человек только «раскачивался» и готовился к настоящей великой человеческой эволюции.

И эта человеческая эволюция за последние 5-10 тысяч лет прошла с таким экспоненциальным ускорением, что привела его к современному состоянию со всеми его самолетами, кораблями, ракетами и подготовкой к полёту на Марс.

Разве это не подозрительно? Более чем!

Мне кажется, что 30-40 тысяч лет назад (может раньше, может позже) в стае предков человека, в результате естественных мутаций появился, не существовавший до этого, ген Свободы Выбора и родился первый человек Homo sapiens или по нашему Homo eligenti. Кто-то пусть назовет его геном разумности, сути не меняет.

Мутация, позволившая человеку свободно выбирать, а не действовать инстинктивно слепо, очевидно оказалась весьма и весьма полезной мутацией и носители этого гена оказались в огромном преимуществе перед остальными человекоподобными в борьбе за выживание.

За период 30-35 тысяч лет этот ген победно расширялся вширь по всей земле и, в конце концов, 5-10 тысяч лет назад на земле остались только их потомки. Очень подозреваю, что именно поэтому и исчезли неандертальцы. А существовавшие параллельно генетически очень близкие приматы без этого гена так и остались приматами с палками и камнями.

Продолжение здесь…


Настоящая статья не является ни полной, ни самостоятельной. Она является лишь дополнением к беседе о морали, приведённой в книге «Последняя Вера: книга верующего атеиста» и не затрагивает основных аспектов морали, уже рассмотренных там ранее.

Кармак Багисбаев, кандидат физико-математических наук, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media: