ПВ-анализ. Книги: «Морской Волк» (Джек Лондон) и «Луна и Грош» (Сомерсет Моэм).

Что объединяет эти, казалось бы очень далекие, две повести?

Сегодня мы поговорим о Свободе Выбора (см. “Последняя Вера: книга верующего атеиста”) в её экстремальной, гипертрофированной форме. Героев этих повестей, капитана промысловой шхуны Волка Ларсена и художника Чарлза Стрикленда, объединяет одержимость одной всепоглощающей страстью к личной Свободе Выбора.

Той страстью, которая отвергает не только законы и традиции окружающего  общества, но и преодолевает даже основной закон живой природы, а именно, Закон Сохранения Гена (см. “Последняя Вера: книга верующего атеиста”): один из них так и не завел детей; другой их просто бросил.

Капитан Ларсен, лицо которого производило впечатление «ужасной, сокрушающей умственной или духовной силы», считает, что миром правит  только сила и с самого раннего детства пробивается по жизни не считаясь ни с кем и ни с чем, ничем не ограничивая свою Свободу Выбора, вплоть до убийства, чтобы достичь той социальной ступени, которой, как он уверен, заслуживает.

Напротив, тихий, ничем не примечательный и заурядный биржевой маклер Стрикленд, никогда и ни в чём не проявлявший бунтарского характера, вдруг в 40-летнем возрасте неожиданно для всех своих родных, коллег и друзей бросает семью, службу и решает стать художником. Ради этого он уезжает сначала в Париж, где постигает азы искусства живописи.

Выпустив на волю так долго дремавшего, и так долго подавляемого в себе демона Свободы Выбора, Стрикленд превращается в такую же личность, что и капитан Ларсен, без всяких моральных барьеров. Он сходится с влюблённой в него женой своего друга и благодетеля Дика Стрева, использует ее как бесплатную натурщицу и в конце концов бросает ее, когда отпадает в ней надобность.

Как и капитан Ларсен без сна и отдыха гоняющийся за морскими котиками по морям-океанам, Стрикленд, не зная покоя, неистово пишет картины одну за другой как-будто выполняет чей-то заказ с «самого верху», а закончив очередную, тут же теряет к ней всякий интерес. Оба они, и Ларсен и Стрикленд, без оглядки на окружающий мир, идут по одному, известному только им самим и Богу, пути. Однако, очень скоро Стрикленду становится  тесно в тех рамках, начавшей задыхаться на рубеже 19-20 веков классической живописи, что в конце концов он опять бросает всё и уезжает на остров Таити, где уже ничто не мешает ему реализовать то, что изнутри него, разрывая душу и плоть, рвется наружу.

Что это за люди, Ларсены, Стрикленды? Что движет ими по жизни? Можем ли мы строго судить их? Много ли их среди нас и зачем они нужны на земле?

А что двигало Колумбом, первооткрывателем Америки? Ему было тесно на трех континентах? Что двигало Эйнштейном, открывшим Теорию Относительности? В этом случае мы точно знаем, что ему было тесно в рамках ньютоновской механики, чтобы объяснить опыт Майкельсона-Морли. Что двигало Буддой, Христом, Мухаммедом, которым также стало тесно в рамках существовавшей до них морали, и они предложили людям иной взгляд на себя, на своё место в мире и на человеческие взаимоотношения? Что движет людьми, недовольными существующим уровнем Свободы Выбора в обществе и мечтающими о революции, чтобы расширить ее? Что движет людьми всю свою жизнь наблюдающими за звездами, пишущими музыку, книги и картины?

Слава и деньги? Может быть. Но ведь это самый трудный, самый ненадежный путь путь к славе и деньгам! Только единицам из тысяч удаётся достичь их. Остальные заканчивают свою жизнь в нищете и безвестности, а то и трагически как наши герои Ларсен и Стрикленд.

Образ бедного художника, музыканта, ученого укоренился в мировой литературе и мировом кино. Тем не менее из поколения в поколение рождаются люди сознательно несущие свою жизнь в жертву этой страсти. Страсти расширения Свободы Выбора!

И те, кому удаётся расширить свою личную Свободу Выбора, хотя бы в своём ремесле, как следствие, расширяют ее и для всего человечества. И тем самым они подталкивают человеческое общество на новую ступень цивилизации. Это те люди, кому удаётся изменить мир, продвинуть его вперед по Стреле Времени.

Сегодня на нашей планете возможно самым ярким представителем этих «штурмующих небо» людей является Илон Маск. То ему стало «тесно» в современных автомобилях и дорогах и он готовит революционные решения проблем связанных с ними. Теперь ему становится «тесно» на самой Земле и он рвется на Марс.

А как обстоит дело у фанатов Свободы Выбора с первой заповедью Последней Веры, т.е. с Законом Сохранения Гена?Чаще всего, не очень. Одержимые своей главной и единственной страстью, они нередко «забывают» о семье, о детях. Недавно прошедший по многим каналам фильм «Гений» об Альберте Эйнштейне только лишний раз напомнил об этом. Но кто может судить этих людей, кроме самой семьи?

Тем не менее представители этой породы людей ярки и привлекательны. Окружающие ищут их дружбы или хотя бы внимания. Но признаемся честно, кто из нас захочет отдать замуж свою родную дочь или сестру за таких людей, как Ларсен или Стрикленд?

Ну, а что сказать теперь об остальных нас, 99 процентах обывателей? Мы можем смело заявить, что мы возводим города, строим фабрики и заводы, возделываем поля, преподаем в школах и университетах, играем в оркестрах, хотя не пишем музыки, печатаем книги, хотя не пишем их, кормим, одеваем и лечим всех, включая тот самый 1 процент, именно на нас держатся все социальные институты, т.е. мы тоже нужны.

Когда одного моего друга спросили, зачем истории были нужны 99 процентов человечества, если вся цивилизация создавалась менее чем 1 процентом, он ответил: «Для того, чтобы рождать этот 1 процент!»


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media: