Архив рубрики: Мораль

Гуманистическая мораль — существует ли она? Почему в конце концов побеждает добро?

Крошка сын к отцу пришёл,
и спросила кроха:
— Что такое хорошо
и что такое плохо?

В. Маяковский

Недавно услышал в новостях, что американские правозащитные организации обвиняют Дональда Трампа в том, что он в своих выступлениях потворствует расизму, ксенофобии и дискриминации. И услышал также, что Трамп эти обвинения решительно отвергает.

Подумалось, а почему собственно говоря, Трамп оправдывается? Почему он открыто не заявляет, что придерживается таких взглядов? Ведь Америка свободная страна, где каждый может иметь любое собственное мнение.

  • Почему политики, чуть-чуть приоткрыв свои необщепринятые убеждения, постоянно оправдываются, заявляя, что их неправильно поняли? Почему Гитлер и Сталин выставляли себя миролюбцами, и только придя к вершине власти в своих странах, стали открыто заявлять, что одни люди имеют право на насилие над другими? В первом случае арийцы над неарийцами, а во втором – коммунисты над некоммунистами?
  • Когда и почему на земле возникли принятые большинством (но не всеми!) понятия Добра и Зла?
  • Почему накормить голодного, спасти утопающего, защитить слабого это добро, а воровать, насиловать, убивать это зло?

Вопросы эти отнюдь не праздные. Не секрет, что члены криминального мира выбирают прямо противоположную мораль. Да что там небольшой криминальный мир, когда огромные нации почти целиком могли легко поменять свои убеждения на криминальные, как это было в коммунистических Советском Союзе и Китае, в нацистской Германии, и загубить многие десятки миллионов жизней. 

  • Могут ли повториться на земле коммунизм и нацизм?
  • Почему люди, начав в глубокой древности с общества, в котором повсеместно процветали каннибализм и человеческие жертвоприношения, пришли сегодня к обществу, где начинают беспокоиться о скором исчезновении какого-то редкого насекомого?

В этой статье мы покажем, что движение человеческого общества в сторону гуманизма было обусловлено не таинственными силами внутри нас (Иммануил Кант), не влиянием чего-то божественного сверху (любая религия), а двумя совершенно простыми  и понятными всем причинами:

  1. Ожиданием ответного зла на совершённое зло.
  2. Очевидной выгодой гуманистических отношений между людьми и народами в долгосрочной перспективе по сравнению с агрессивными и воинственными отношениями.

К сожалению, эта выгода становится очевидной для большинства людей только после очередной гуманитарной катастрофы, совершаемой людьми. Другими словами, гуманитарная мораль каждый раз делает свой позитивный скачок a posteriori.

Мы также покажем, что движущей силой этих двух причин являются законы Сохранения Гена, Свободы Выбора и Хьюмандинамики (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста«). И покажем мы всё это на многочисленных примерах.


Почти три миллиона лет, т.е. 99% времени своего существования, жизнь человека мало чем отличалась от жизни остальных живых существ на земле, т.е. также как и они, человек жил движимый только Законом Сохранения Гена. О существовании какой-либо морали у человека в этот период говорить не приходится.

Но вот относительно недавно, всего  несколько десятков тысяч лет назад, появились первые признаки того, что у человека появилось нечто похожее на свободный выбор. Человек стал одомашнивать полезных диких животных, окультуривать полезные дикие растения.

Совместная жизнь людей, совместная хозяйственная деятельность не могли не вызвать зарождения зачатков морали и навряд ли она тогда была такой, что мы могли бы назвать её сегодня гуманистической. 

Невозможно представить себе первобытного человека в шкуре мамонта поучающего своего отпрыска в шкуре мамонтёнка: «Не бей мальчика из соседней пещеры, не отнимай у него сладкую косточку! Это плохо, это негуманно«. Даже слова такие навряд ли  существовали тогда.

Скорее я представляю себе урок такого отца: «Если захочешь отнять что-то у другого мальчика, то выбирай кого-нибудь послабее себя, иначе более сильный побьет тебя самого. Да ещё посмотри внимательно нет ли поблизости отца этого мальчика, который может прибежать на крик и открутить тебе голову«.

Сейчас многие стали бы обвинять такого отца в безнравственном воспитании сына. Но как иначе мог поступать отец, если миллионы лет человек был всего лишь элементом естественной пищевой цепочки, причем даже не её вершиной! Он охотился на зверей слабее себя, на него охотились те, кто был сильнее его.

Отец учил своего ребёнку тому, что делали и как поступали сами взрослые люди. И если отец учил сына сдерживать свою агрессивность, то только для того, чтобы уберечь его от ответной агрессии. В конечном итоге потому, что стремился наилучшим образом сохранить свой ген.

Естественно, что вожди племен, а позже цари и короли вместе со своей аристократией, пользовались огромными привилегиями, дающими несравнимые по сравнению с остальной массой, преимущества (материальные и не только) для сохранения собственных генов.

Вполне понятно почему они создавали и воспитывали в подчиненных им племенах и народах  мораль, закрепляющую эти привилегии, создавали и внушали им мифы о своей богоизбранности, призывая остальных безропотно служить их интересам.

Такие иерархические сообщества, с подобными мифами, закрепленными конституционно дошли и до наших дней. Преимущества в сохранении собственного гена ещё в недавнем прошлом существовали даже в «праве первой ночи» в феодальных обществах и возможно поныне существуют в изолированных первобытных племенах в джунглях Амазонки.

Существующее право многоженства для богатых граждан в мусульманских странах фактически тоже закрепляет это преимущество.

Мне кажется, что если бы не проблема человеческого ресурса, то вожди племён в древности закрепляли бы за собой единоличное право размножения, как это делают доминантные самцы в животном мире.

  • Почему теперь всё чаще и чаще мы слышим призывы к толерантности по отношению ко  всем меньшинствам в обществе, не представляющим опасности для окружающих?
  • Почему все эти изменения в человеческом обществе происходят только в одну сторону? От расового общества к безрасовому, от классового к безклассовому, от гендерно неравного к гендерно равному, от нетерпимости к толерантности?
  • Каков механизм осуществляющий эти изменения и откуда черпает энергию этот механизм?

Всем известно, что до сих пор существуют примитивные племена, открыто исповедующие идеологию войны. Но если первое известное нам из истории фашистское государство Спарта делала это открыто, то коммунистический Советский Союз во главе со Сталиным  и нацистская Германия во главе с Гитлером, вооружённые агрессивными идеологиями, демагогически выставляли себя миролюбивыми государствами и для своих агрессий искали надуманные поводы. Потому, что это был уже ХХ век.

И если совсем недавно по историческим меркам до начала ХХ века, женщина была юридически поставлена ниже мужчины в США и в самых развитых странах Европы, то сегодня даже исламские страны одна за другой юридически закрепляют элементы гендерного равенства в своих конституциях, хотя полное гендерное равенство не достигнуто пока нигде на земле.

Рецидивы расизма открыто проявлялись в США вплоть до 60-х годов прошлого столетия, а сегодня, спустя полвека с небольшим, именно в США так высоки требования общественного соблюдения расовой политкорректности.

Всё меньше и меньше остаётся на земле государств, где легитимно существует классовое разделение их граждан, где есть короли и аристократы с их узаконенными привилегиями.

  • Так что же произошло и происходит на земле? И почему
  • Неужели все мужчины на большей части земли разом так поумнели и подобрели, что решили дать женщинам равные права с собой?
  • Неужели белые люди Америки или ЮАР разом так поумнели и подобрели, что решили дать своим чернокожим согражданам равные с собой права?
  • Неужели аристократы сами добровольно отказались от всех своих привилегий?

Чтобы ответить на все эти вопросы, нам придется вернуться к нашему примеру о первобытных отце и сыне из начала нашей статьи.

Отец, в своём воспитании сына, делал акцент на том, что на любую агрессию всегда следует ждать ответную агрессию. Не только убийство, но всякое ущемление, нанесенная обида, оскорбление вызывали в человеке жажду мести и нередко переходили в кровную вражду на много поколений. Вся последующая история тому свидетель.

Конечно же никто и никогда добровольно не отказывался от своих привилегий и преимуществ. И только сидящая в каждом угнетенном человеке уверенность от Бога (или от Природы, кому как нравится), что он имеет абсолютно такое же право на Сохранение Гена, что и все люди вокруг, со всеми вытекающими из него естественными правами на жизнь свою и своих детей, правами на обеспечение их жильём, едой, здоровьем, а сегодня ещё со всеми социальными правами, поднимала человека на самую ожесточенную борьбу за это право.

Любое притеснение, любое ущемление этого самого естественного права человека обязательно вызывает его ответную реакцию.

Мужчины не дарили женщинам равные с собой права. Женщины завоевали их в длительной, тяжёлой, изнурительной борьбе, подвергаясь жестоким преследованиям и даже попадая в тюрьмы. Здесь достаточно вспомнить женские движения феминисток, суфражисток и др., сотрясших западный мир в прошлые века.

Метрополии не дарили независимости народам своих колоний в Азии и Африке. Восставшие народы завоевали свое право на достойное Сохранение Гена в страшных антиколониальных войнах в ХХ веке, положив на алтарь свободы миллионы жизней своих лучших представителей.

Нигде и никогда наследственно правящие аристократические классы не отказывались добровольно от своих привилегий на несправедливое распределение доходов от труда всего общества. Отмена привилегий всегда осуществлялась в результате кровавых революций. Вся мировая история этому свидетель.

Отмена рабства в США и отмена апартеида в ЮАР не были подарками белых граждан своим чернокожим согражданам и были бы невозможными без яростной, отчаянной и жертвенной борьбы черного населения за равные с белыми права.

Постепенно до человека стала доходить простая истина состоявшая в том, что нельзя надежно сохранить свой ген, угнетая других. Человек начал понимать, что надо искать другие пути сохранить свой ген, не отнимая насильственно эту возможность у других.

И решающую роль сыграла здесь Свобода Выбора, дарованная исключительно человеку среди всех живых существ. Именно эта Свобода Выбора, позволившая древнему человеку начать одомашнивать животных и осваивать земледелие, обмениваться товарами с соседями позволила ему понять, что в долгосрочной перспективе это более надежный способ прокормиться и сохранить свой ген, чем отнимать всё это у соседа. И тем более надёжный, если это поймёт и сосед тоже.

Опять возвращаемся в древний мир. Время шло. Жизненная необходимость, которая сегодня зовётся глобализацией, заставляла людей объединяться во всё более и более  крупные сообщества. Этого требовали совместная охота, совместная защита территории.

Совместная жизнь в таких крупных сообществах требовала строгого сдерживания агрессивности и родители теперь начали учить своих детей навыкам, необходимым для этого совместного проживания, уже не ссылаясь на возможную ответную реакцию другой стороны.

Постепенно первоначальные причины возникновения такого воспитания стали забываться и воспитание терпимости, поначалу хотя бы по отношению к членам своего племени, становится обязательным.

Так зарождались первые гуманистические навыки, а такое воспитание позже стали называть гуманистическим, а людей безоговорочно исповедующих его – гуманистами.

Этот Гуманизм закреплялся в обществе в виде Прав Человека. Государства, построенные на приоритете прав человека, мы называем правовыми. Никто не станет спорить, что к таким государствам прежде всего относятся страны Европы и Северной Америки, где соблюдаются права не только человека, но даже и права животных.

Но всегда ли так было? Нет!

В XV-XVI веках европейцы начали колониальные захваты, которые фактически начались ещё с крестовых походов в ХI-XV веках. Эти колониальные захваты отличались особой жестокостью, которой не знала человеческая история, и массовым геноцидом аборигенных народов и в результате привели к уничтожению, по разным оценкам, до сотен миллионов коренных народов Азии, Африки и Америки.

Надо признать, что эти страшные цифры мало повлияли на сознание европейцев, несмотря на одинокие и слабые протестные голоса европейских гуманистов.

И только после двух мировых войн, в которой сами европейцы потеряли миллионы жизней своих граждан, после кровавых войн за независимость колониальных народов, голос гуманистов зазвучал достаточно громко на уровне национальных правительств и вновь образованных международных организаций.

Но ни потери в антиколониальных войнах, ни массовые антивоенные протесты, поднявшие планку гуманизма до небывалых ранее высот,  не сыграли решающую роль в том, что метрополии покинули свои колонии.

Решающую роль в этом сыграло то, что достигнутый в западных странах к этому времени самый высокий уровень Свободы Выбора граждан, способствовал небывалому ранее развитию технологий, и как следствие, высочайшему подъёму экономики.

Наконец западные правители поняли, что гораздо выгоднее развивать науки, технологии и конкуренцию, тем самым поддерживая опережающий уровень развития своих экономик, чем постоянно сталкиваться с проблемами восстаний в колониях , а также антивоенных и антиколониальных массовых протестов у себя дома. 

Гораздо выгоднее производить высокотехнологичные товары и продавать их третьему миру, чем с постоянным риском грабить их ресурсы.

В подтверждение наших слов заметим попутно, что неслучайно колонии освобождались строго в том порядке, в котором находился уровень  Свободы Выбора в их метрополиях. Самыми первыми освободились французские колонии, а самыми последними португальские.

И уровень насилия в мире значительно снизился.

Когда мы произносим здесь слово «выгоднее«, мы должны сделать важное уточнение «выгоднее для большинства», но вовсе не для всех.

Большинство исторически побеждало, потому что  в конечном итоге оказывалось сильнее, не потому что кто-то внушил нам, что это «справедливо».

В конце концов «принцип большинства« закрепился в понятии демократии. Но не будем забывать, что при всех демократических реформах есть слои населения теряющие свои привилегии и проигрывающие в результате этих реформ. В этом и состоит суть демократии.

Но жизнь не стоит на месте. Быстро растущий экономический разрыв между богатыми странами и их бывшими колониями с одной стороны и неизбежным ускоренным процессом мировой глобализации с другой стороны готовит новый вызов западным странам.

И первые сигналы этого вызова – огромные потоки беженцев из стран Азии, Африки, Латинской Америки в Европу, США, Канаду.

И если в ближайшие десятилетия Запад вместе с Китаем, Японией, Австралией и Южной Кореей не предпримут срочных мер по сокращению ужасающего разрыва между богатыми и нищими странами, то скоро будет некому продавать свои товары и произойдёт коллапс от потоков беженцев, которые будут постоянно нарастать, благодаря интернету и современным транспортным средствам.


Теперь мы в состоянии ответить на вопрос, поставленный в заглавии статьи, существует ли гуманистическая мораль?

Разобьем наш вопрос на три части:

  • Существует ли в нас врожденная гуманистическая мораль?

Увы, нет! Вся история истребления человека человеком доказательство этому. Более того, насколько известно современной науке, все народы на ранней стадии своего развития прошли через человеческие жертвоприношения и даже каннибализм. Какая уж тут врождённая гуманистическая мораль? Другими словами, все наши гуманистические традиции это результат длительной многотысячелетней эволюции, которая развивалась поступательно путём проб и ошибок.

  • Можно ли надеяться, что с таким трудом завоеванные  человеком гуманистические традиции, закрепились в нас?

Увы, опять нет! Любые традиции, в том числе и гуманистические, могут исчезнуть в мгновение ока под воздействием внешних факторов, направленных на разрушение этих традиций. В двадцатом веке народы России, Германии и Китая с достаточно развитой историей цивилизации под воздействием учений коммунизма и нацизма легко пошли на уничтожение сотен миллионов людей на земле, включая  собственных граждан. Что уж тут говорить о гуманитарных катастрофах в Камбодже и Руанде, где самим населением было уничтожено до четверти-трети своего состава. Другими словами, гуманистическая мораль, как и мораль вообще, есть только условный рефлекс.

  • Означает ли вышеизложенное бесперспективность гуманистического будущего человечества?

К счастью, нет! Мы отчетливо наблюдаем рост  гуманистических принципов всё больше и больше управляющих человеческими и межгосударственными отношениями, несмотря на периодические отступления от них.

Оказалось, что Гуманизм дает более выгодную организацию общества для лучшей реализации главных инстинктов человека: Сохранения Гена и Свободы Выбора.

Общество с гендерным равенством оказалось выгоднее, чем общество с дискриминацией женщин. Сравните с исламскими странами, и посмотрите как огромные потоки беженцев из мусульманских стран Азии и Африки пытаются попасть в страны западного мира, игнорируя исламские принципы в отношении женщин! Те, кто имеют детей, мечтают вырастить их в безопасном и  свободном мире. А те, кто их ещё не имеет, мечтают об этом. Гендерное равенство пришло в западный мир не только вследствие борьбы женщин за равные свои права, но и потому что мужчины убедились, что общество построенное на принципах такого равенства будет более устойчивым и процветающим.

Америка отменила рабство не только в результате борьбы чернокожего населения за свои права, но и в результате того, что основная масса белых американцев поняла, что общество без расизма производительнее, безопаснее для всех, т.е. выгоднее, чем общество с расовой сегрегацией. Конечно, этому в некоторой мере способствовали и просветительские речи и призывы гуманистов.

Коррупция, всецело завладевшая странами Азии, Африки и Латинской Америки, за небольшим исключением, служит интересам абсолютного меньшинства, как правило властного меньшинства, и является свидетелем низкого уровня Свободы Выбора в этих странах. В демократических странах с достаточно высоким уровнем Свободы Выбора, благодаря свободной прессе и контролю гражданского общества, удаётся сдерживать коррупцию в жёстких рамках, несмотря на природную склонность и готовность большинства людей участвовать в ней, как ни прискорбно это признавать. И это опять же служит интересам большинства.

В двадцатом веке в западных капиталистических странах был проведен ряд фундаментальных реформ, призванных серьезно поднять уровень жизни наемных работников. Это сокращение рабочего дня, гарантии минимальной заработной платы, пенсии, всевозможные социальные страхования, стимулирование заинтересованности работников в росте доходов своих компаний, путем продажи им акций и многое другое. Соответствующие этим реформам законы были приняты не в результате гуманистических настроений правящего капиталистического класса, а в результате стачек и забастовок наемных работников, опасений кровавых коммунистических революций подобных русской 1917 года, страха за невозможность вырастить детей в нестабильном государстве, т.е. страха за Сохранение Гена.

Но очень быстро все убедились, что  гуманистически реформированный капитализм оказался к тому же выгоднее практически для всех членов общества и дал невиданный ранее рост производительности труда, всеобщего благосостояния, а значит лучшие для всех условия реализации Сохранения Гена.

Движение мирового общества в сторону гуманизации будет продолжаться. Это требование самых фундаментальных инстинктов  человека: Сохранения Гена и Свободы Выбора (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста«).

Поскольку гуманизм является по существу одной из граней Свободы Выбора, то по Закону Хьюмандинамики (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста«) он будет расти вместе с ней.

Наш главный вывод: гуманистически построенное общество выгоднее для большинства, чем любое другое. 

Тут же возникает вопрос: «А почему, собственно говоря, общество построенное на принципе воли большинства справедливо? Ведь при этом проигрывает меньшинство?» Да проигрывает! Но в демократическом обществе у него остаются незыблемыми и неприкосновенными Права человека. В этом залог устойчивости демократических государств.

На вопрос, поставленный выше: «Когда нация обретает иммунитет от тоталитарной идеологии?», мы можем теперь ответить: «Тогда, когда нация имеет достаточно длительный, в несколько поколений, демократический опыт».

Россия, Китай и Германия, оказавшиеся жертвами коммунистической и нацистской идеологий в первой половине двадцатого века, такого опыта не имели. Германская демократия, начавшаяся с Веймарской республики просуществовала менее одного поколения, а Россия и Китай не имеют настоящего демократического опыта до сих пор. Возьмем к примеру Италию, имевшую такой опыт. Фашизм в Италии во главе с Муссолини пришел к власти даже раньше, чем в Германии, однако он не смог стать там общенациональной идеей.

Ни одна нация на земле не застрахована от прихода к власти тоталитарной идеологии. Возможность возникновения нового коммунистического или фашистского государства на земле существует, но ее вероятность  постоянно уменьшается со временем. И порукой тому Закон Хьюмандинамики (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста«).

Тем не менее «добро» надо постоянно поддерживать как культурные насаждения, а «зло» может произрастать самопроизвольно как сорняк.

Как показывает вся историческая практика, гуманистическая мораль никогда не предотвращает новые социальные катастрофы и, как мы уже сказали, развивается a posteriori.

Так нужна ли нам она в таком случае? Несомненно нужна!

Она спасает нас от повторения старых катастроф и таким образом набирается опыта. Человек всё-таки становится гуманнее!  В книге «Последняя Вера: книга верующего атеиста» приведено достаточно много примеров невиданного роста Свободы Выбора, особенно с середины прошлого века, а значит и гуманизма, и мы не будем их здесь повторять.

Ответим только на вопрос, почему меняется риторика публичных выступлений политиков. Культура войны, через которую прошли все народы начиная с древности (вспомните Спарту!) вплоть до середины прошлого века, считается сегодня табу у политиков. Во всяком случае вслух они в этом не признаются. Мы не слышим больше от политиков бредовых идей о превосходстве одной расы над другими или одного сословного класса над другими, как это было в Советском Союзе, в нацистской Германии, относительно недавно в ЮАР, а еще раньше в США до принятия законов о десегрегации. Уже давно канули в Лету не менее бредовые идеи разделяющие общество по принципу «голубой крови» на патрициев и плебеев. Мы больше не слышим политиков открыто провозглашающих сексистские взгляды.

Если мы больше не слышим таких политиков, то это ещё не означает что их нет. Они есть и всегда будут!


Закончим статью самым свежим примером наших дней, показав как на наших глазах создается новый элемент гуманистической морали – осуждение харассмента.

Пока только США оказались готовыми к открытому и безоговорочному осуждению этого явления. Во Франции, группа актрис во главе с Катрин Денёв обеспокоились  перегибами борьбы с харассментом, хотя с самого начала было очевидно, что речь идёт о неприемлемых для женщины домогательствах со стороны мужчины. Почти сразу же после уверенного заявления знаменитого режиссёра Андрея Кончаловского, что в России такая реакция на харассмент невозможна, три отважные русские журналистки начали бескомпромиссную борьбу с домогательствами одного депутата Государственной Думы. Здесь Россия оказалась на высоте.

Поскольку в 21 веке всё происходит с такой огромной скоростью, можно уверенно сказать, что с харассментом в западном мире будет покончено буквально через несколько лет.


P.S. Для тех кому интересны статистические подтверждения наших выводов, рекомендую замечательную лекцию выдающегося ученого современности Стивена Пинкера, где он цифрами и графиками убедительно доказывает факт постоянного снижении насилия в мире с древнейших времён до наших дней, вопреки широко распространённому заблужденю, что «раньше люди были лучше».


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

О «высоких» идеологиях

С самого детства я имел необъяснимое интуитивное предубеждение против «высокой» идеологии. Почему? Потому что видел носителей этой идеологии, тогда активистов пионеров, позже комсомольцев и коммунистов.

  • Активисты-пионеры удовлетворяли свою страсть постоять перед отрядом, поскольку не имея природных лидерских качеств, они не могли удовлетворить ее на свободной улице.
  • Активисты-комсомольцы уже посерьезнее задумывались о получении специальных комсомольских рекомендаций для поступления в университеты поскольку не имели нужных талантов для свободной конкуренции.
  • Для активистов-коммунистов партийность была прямой дорогой к карьере, поучению вне очереди всевозможных благ в виде квартир, путевок в дома отдыха.

И все они с самого детства при этом должны были достигать этого только через «жополизство» у вышестоящих.

Я видя опалу религиозников тогда, стал прислушиваться к их «высоконравственным» проповедям. Но знакомясь с ними поближе и, изучая периоды истории, когда они были во власти или при власти, я убедился, что они были ничем не лучше коммунистов.

Слушая сегодня клипы Млечина об истории социал-националистов в Германии, я поразился абсолютному сходству во всём, даже в мелочах их внешнего коллективного поведения, например истерического противоестественного веселья, с коммунистами.

Какой вывод мы можем сделать из всего этого?

Человек должен выработать в себе иммунитет против любой «высокой» идеологии. Абсолютно любой! Даже семейной!

Пусть » высокими» призывами занимается литература! Но не идеология. Тем более государственная.

Показательно, что спрос в мире на высокоморальную литературу упал ещё с эпохи Хемингуэя и продолжает падать. Например, упадет интерес к большей части творчества Толстого и многих-многих других. От Солженицына уже остались только его разоблачения, но никакой литературы.

Так как же всё таки жить?

Очень просто! Не надо выдумывать ничего «человеческого»! Надо только сохранить и следовать тому, что дано «свыше», а именно, Закон Сохранения Гена и Закон Свободы Выбора (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста»). А также не посягать на право других людей сохранять собственный ген и личную свободу выбора. Всё!


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

Свобода Выбора и Мораль как условный рефлекс (Часть 2)

Как отмечалось в «Последней Вере», Свобода Выбора на планете Земля постоянно (пренебрегая флуктуациями) растёт в силу Закона Хьюмандинамики (смотрите «Последняя Вера: книга верующего атеиста«). И, как следствие, растут абсолютно все виды терпимости и толерантности в обществе: политическая, религиозная, расовая, культурная, сексуальная и все-все другие, перечислять которые нет необходимости.

Каждый читатель может сделать это самостоятельно, наблюдая жизнь вокруг себя в течение нескольких последних лет, а ещё лучше познакомившись и сравнив состояние этого вопроса ранее и сейчас по учебникам истории.

Рост этот сегодня идёт с невиданным ранее ускорением. И если, чтобы заметить этот рост, раньше надо было рассматривать достаточно большой отрезок времени, как минимум в несколько десятков лет, то сейчас эти изменения становятся заметными каждый год.

А почему работает Закон Хьюмандинамики? Признавая бесспорный факт роста моральных добродетелей из поколения в поколение, накопления в обществе гуманистических принципов, можно ли считать, что каждое последующее поколение уже рождается умнее, добрее предыдущего? Существует ли какая-нибудь физиологическая причина накопления в нас опыта предыдущих поколений?

К сожалению (а может к счастью?) — нет!

Самые тщательные наблюдения не выявляют никакой духовной или интеллектуальной разницы между среднестатистическим ребенком, родившимся в примитивном племени в джунглях Амазонки, и среднестатистическим ребенком, родившимся в центре современного Лондона. Точно также нет никакой разницы между современными детьми и детьми жившими много раньше, скажем сто лет назад: те же задачи по математике сегодня школьники младших классов решают не лучше и не хуже своих сверстников, что и век назад, о чём можно судить по дошедшим до нас методическим замечаниям учителей того времени. Есть все основания полагать, что никаких изменений не произошло и за тысячу лет.

Чтобы понять почему всё же растёт гуманистическая мораль человека, давайте сначала посмотрим когда, в каких случаях, под воздействием каких факторов она обрушивается?

Известно, что как только какая-то небольшая группа людей в результате кораблекрушения или других катастроф попадает в дикие, изолированные от остального мира, условия, то почти сразу люди отметают добродетельную мораль, которой они придерживались всю предыдущую жизнь. И всю свою Свободу Выбора человек направляет исключительно на физическое выживание себя и своей семьи, если она оказалась вместе с ним. Другими словами, на Сохранение своего Гена. Люди не только отбирают пищу у друг друга, но и решаются на убийство и каннибализм в условиях крайнего голода. В литературе, в том числе и документальной, описано множество таких историй.

Вспоминается замечательный аллегорический роман английского писателя, лауреата Нобелевской премии, Уильяма Голдинга «Повелитель мух», где в жуткой реалистичной форме рассказывается история о том, как в результате авиакатастрофы группа детей-подростков попадает на необитаемый остров, как возникают и складываются между ними отношения первобытного общества, основанного только на праве силы, как в конце концов они распадаются на племена, которые начинают охотиться и убивать друг друга.

Но не сравнимая по своей тяжести подобная трагедия может произойти не только с морально неокрепшими детьми, но и с целыми народами в определённых условиях военного, экономического или простого политического кризиса, при этом не обязательно в условиях экстремального выживания.

В первой половине ХХ-века в Европе произошли две мировые катастрофы: сначала в России к власти пришли коммунисты, а через полтора десятка лет позже — нацисты в Германии (позже в Китае и Камбодже). Как коммунистам и нацистам удалось овладеть умами и душами миллионов людей и заставить их так быстро отказаться от всякой человеческой морали (в том числе от христианской заповеди «не убий») накопленной за тысячелетия? Почему эти миллионы не только согласились на массовые убийства других миллионов безвинных людей, но и приняли в этом самое активное участие?

Надо честно признать, что там был не только страх за свою жизнь и жизнь близких людей, но и принятие широкими массами этой новой людоедской морали!

Чем коммунисты и нацисты искусили, соблазнили миллионы своих последователей? Ответ несложно дать, основываясь только на выводах «Последней Веры». Как мы знаем из неё, человек (как и всякое живое существо) живет в первую очередь ради сохранения своего гена на земле. Во вторую очередь человек (и только человек!) живёт ещё, всё время стремясь расширить свою Свободу Выбора. Правда степень этого стремления у двух разных человек может различаться как небо от земли.

Именно на обещаниях полностью удовлетворить все условия для реализации первобытного инстинкта сохранения гена сыграли коммунисты и нацисты, т.е. обещая накормить всех досыта, обеспечить всех жильем и вообще создать высокий материальный уровень жизни во всём. И они не скрывали при этом, что добьются всего этого грабя, подавляя, а если надо, то и физически уничтожая «непролетарские» сословия в первом случае, или «неарийские» расы — во втором. И люди пошли за коммунистами-нацистами, потому что открывающиеся перспективы были так заманчивы и, казалось, так легко достижимы, что накопленной гуманистической морали не хватило этим народам, чтобы противостоять этой новой человеконенавистнической морали.

Но ни Ленин, ни Гитлер, ни их штатные идеологи нигде и никогда не упоминали о естественном праве человека на Свободу Выбора и о вытекающих из него каких-либо Правах Человека. Более того, они честно предупреждали, что не согласные с их идеологией будут уничтожены. Тем не менее люди пошли за ними. Ведомые только Законом Сохранения Гена, только удовлетворением своей плоти, люди забыли и предали второй закон Божий – Закон Свободы Выбора. Они отказались от всей прошлой морали. Распалась связь времён! И в конечном итоге народы этих стран жестоко поплатились за это. И мы хорошо знаем как.

Фатально ошибаются те, кто думает, что всё это в прошлом, что наработанная человечеством гуманистическая мораль прочна и подобная история не может повториться. Увы! Отказ человека от своей Свободы Выбора и посягательство на чужую неминуемо приведут его к повторению трагических ошибок прошлого.

Таким образом, мы пришли к грустному, но честному выводу, что глубинная природа человека не улучшается со временем. Но, слава Богу, и не ухудшается. Она остается неизменной.

Так каким же образом же в таком случае работает Закон Хьюмандинамики? Кто из серьезных наблюдателей станет оспаривать то, что по большому счёту нравы сегодня в мире гораздо мягче, чем вчера, а вчера были мягче чем позавчера? Почему это происходит?

Потому что каждое следующее поколение в борьбе за расширение своей Свободы Выбора начинает не с нуля, а с того места, где остановилось предыдущее поколение. Только поэтому идет накопление и рост Свободы Выбора в человеческом обществе, только поэтому работает Закон Хьюмандинамики! И хотя закон этот гарантированно работает на достаточно больших промежутках времени, можем ли мы утверждать, что он работает стабильно? Нет!

Как мы видим из всего вышеописанного, в результате войн, революций и других катаклизмов могут возникать пусть и точечные (в исторических масштабах), но достаточно мощные флуктуации этого Закона, когда распадается связь времен, когда вся достигнутая гуманистическая мораль общества отбрасывается далеко назад. Коренное отличие мира человека от мира животных состоит в том, что человек может передавать наработанные и накопленные за всю предыдущую историю навыки труда и морали от одного поколения к другому. Животные – нет.

Но жизнь каждого из нас вместе со своим поколением это точка на стреле Времени, и поэтому никто из нас не хотел бы, чтобы эта флуктуация приходилась именно на его жизнь. Поэтому нет повода к благодушию. Добродетельная мораль всегда очень хрупка. Посмотрите, как на наших глазах одной только телевизионной пропаганды в течение двух-трех месяцев хватило, чтобы вызвать беспричинную ненависть в одном народе к другому братскому народу и сделать их смертельными врагами.

И если мы не можем повлиять на всю Стрелу Времени, ни на её будущее ни, тем более, на её прошлое, мы всё же в состоянии повлиять в немалой степени на ту точку, в которой находимся.
Остался последний вопрос. А почему всё-таки Человек стремится к расширению Свободы Выбора и, как следствие, заставляет работать Закон Хьюмандинамики? Может кто-то сверху так заботится о нас, подталкивая к гуманизму? Если бы!

Стремление человека к расширению Свободы Выбора было определено нами в «Последней Вере» как независимый «физический» закон, подтверждаемый многочисленными наблюдениями.

И среди многих следствий этого закона есть главный: рост Свободы Выбора безусловно способствует росту гарантий на Сохранение Гена. А значит, Закон Сохранения Гена сам, в свою очередь, будет подталкивать человека к расширению Свободы Выбора, к демократии, к гуманизму. Инь и Янь…

Именно этим и объясняется неиссякаемый поток беженцев из стран из стран Азии, Африки и Латинской Америки, которые рискуя жизнью, погибая в дороге, стремятся попасть в Западный мир.

Вспомнилось как в 90-е годы, мой знакомый престарелый отставной полковник Советской армии принял решение эмигрировать в США. На мой вопрос не боится ли он в его возрасте проблем с адаптацией в совершенно чуждом для него мире, он ответил, что хорошо знает какие непреодолимые психологические трудности ожидают его и супругу в Америке, но едет туда ради своих детей и внуков. Закон Сохранения Гена!

Можно ли опасаться, что народы третьего мира могут когда-нибудь отвернуться от Демократии, что она утратит для них свою привлекательность? Можно уверенно ответить нет, пока страны демократического мира предоставляют своим народам лучшие условия для реализации самых фундаментальных потребностей человека Сохранения Гена и Свободы Выбора.

(Первая часть этой статьи находится здесь)


Настоящая статья не является ни полной, ни самостоятельной. Она является лишь дополнением к беседе о морали, приведённой в книге «Последняя Вера: книга верующего атеиста» и не затрагивает основных аспектов морали, уже рассмотренных там ранее.

Кармак Багисбаев, кандидат физико-математических наук, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

ПВ-анализ. Книги: «Морской Волк» (Джек Лондон) и «Луна и Грош» (Сомерсет Моэм).

Что объединяет эти, казалось бы очень далекие, две повести?

Сегодня мы поговорим о Свободе Выбора (см. “Последняя Вера: книга верующего атеиста”) в её экстремальной, гипертрофированной форме. Героев этих повестей, капитана промысловой шхуны Волка Ларсена и художника Чарлза Стрикленда, объединяет одержимость одной всепоглощающей страстью к личной Свободе Выбора.

Той страстью, которая отвергает не только законы и традиции окружающего  общества, но и преодолевает даже основной закон живой природы, а именно, Закон Сохранения Гена (см. “Последняя Вера: книга верующего атеиста”): один из них так и не завел детей; другой их просто бросил.

Капитан Ларсен, лицо которого производило впечатление «ужасной, сокрушающей умственной или духовной силы», считает, что миром правит  только сила и с самого раннего детства пробивается по жизни не считаясь ни с кем и ни с чем, ничем не ограничивая свою Свободу Выбора, вплоть до убийства, чтобы достичь той социальной ступени, которой, как он уверен, заслуживает.

Напротив, тихий, ничем не примечательный и заурядный биржевой маклер Стрикленд, никогда и ни в чём не проявлявший бунтарского характера, вдруг в 40-летнем возрасте неожиданно для всех своих родных, коллег и друзей бросает семью, службу и решает стать художником. Ради этого он уезжает сначала в Париж, где постигает азы искусства живописи.

Выпустив на волю так долго дремавшего, и так долго подавляемого в себе демона Свободы Выбора, Стрикленд превращается в такую же личность, что и капитан Ларсен, без всяких моральных барьеров. Он сходится с влюблённой в него женой своего друга и благодетеля Дика Стрева, использует ее как бесплатную натурщицу и в конце концов бросает ее, когда отпадает в ней надобность.

Как и капитан Ларсен без сна и отдыха гоняющийся за морскими котиками по морям-океанам, Стрикленд, не зная покоя, неистово пишет картины одну за другой как-будто выполняет чей-то заказ с «самого верху», а закончив очередную, тут же теряет к ней всякий интерес. Оба они, и Ларсен и Стрикленд, без оглядки на окружающий мир, идут по одному, известному только им самим и Богу, пути. Однако, очень скоро Стрикленду становится  тесно в тех рамках, начавшей задыхаться на рубеже 19-20 веков классической живописи, что в конце концов он опять бросает всё и уезжает на остров Таити, где уже ничто не мешает ему реализовать то, что изнутри него, разрывая душу и плоть, рвется наружу.

Что это за люди, Ларсены, Стрикленды? Что движет ими по жизни? Можем ли мы строго судить их? Много ли их среди нас и зачем они нужны на земле?

А что двигало Колумбом, первооткрывателем Америки? Ему было тесно на трех континентах? Что двигало Эйнштейном, открывшим Теорию Относительности? В этом случае мы точно знаем, что ему было тесно в рамках ньютоновской механики, чтобы объяснить опыт Майкельсона-Морли. Что двигало Буддой, Христом, Мухаммедом, которым также стало тесно в рамках существовавшей до них морали, и они предложили людям иной взгляд на себя, на своё место в мире и на человеческие взаимоотношения? Что движет людьми, недовольными существующим уровнем Свободы Выбора в обществе и мечтающими о революции, чтобы расширить ее? Что движет людьми всю свою жизнь наблюдающими за звездами, пишущими музыку, книги и картины?

Слава и деньги? Может быть. Но ведь это самый трудный, самый ненадежный путь путь к славе и деньгам! Только единицам из тысяч удаётся достичь их. Остальные заканчивают свою жизнь в нищете и безвестности, а то и трагически как наши герои Ларсен и Стрикленд.

Образ бедного художника, музыканта, ученого укоренился в мировой литературе и мировом кино. Тем не менее из поколения в поколение рождаются люди сознательно несущие свою жизнь в жертву этой страсти. Страсти расширения Свободы Выбора!

И те, кому удаётся расширить свою личную Свободу Выбора, хотя бы в своём ремесле, как следствие, расширяют ее и для всего человечества. И тем самым они подталкивают человеческое общество на новую ступень цивилизации. Это те люди, кому удаётся изменить мир, продвинуть его вперед по Стреле Времени.

Сегодня на нашей планете возможно самым ярким представителем этих «штурмующих небо» людей является Илон Маск. То ему стало «тесно» в современных автомобилях и дорогах и он готовит революционные решения проблем связанных с ними. Теперь ему становится «тесно» на самой Земле и он рвется на Марс.

А как обстоит дело у фанатов Свободы Выбора с первой заповедью Последней Веры, т.е. с Законом Сохранения Гена?Чаще всего, не очень. Одержимые своей главной и единственной страстью, они нередко «забывают» о семье, о детях. Недавно прошедший по многим каналам фильм «Гений» об Альберте Эйнштейне только лишний раз напомнил об этом. Но кто может судить этих людей, кроме самой семьи?

Тем не менее представители этой породы людей ярки и привлекательны. Окружающие ищут их дружбы или хотя бы внимания. Но признаемся честно, кто из нас захочет отдать замуж свою родную дочь или сестру за таких людей, как Ларсен или Стрикленд?

Ну, а что сказать теперь об остальных нас, 99 процентах обывателей? Мы можем смело заявить, что мы возводим города, строим фабрики и заводы, возделываем поля, преподаем в школах и университетах, играем в оркестрах, хотя не пишем музыки, печатаем книги, хотя не пишем их, кормим, одеваем и лечим всех, включая тот самый 1 процент, именно на нас держатся все социальные институты, т.е. мы тоже нужны.

Когда одного моего друга спросили, зачем истории были нужны 99 процентов человечества, если вся цивилизация создавалась менее чем 1 процентом, он ответил: «Для того, чтобы рождать этот 1 процент!»


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

Почему христианская идея непротивления злу насилием была обречена с самого начала?

А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую. 

Иисус Христос. Евангелие от Матфея.

Почему этот, казалось бы разумный призыв Христа к отказу от мести, не нашёл и никогда не находил сколь-нибудь заметного отклика и понимания среди людей? Почему, например, любой психически и физически адекватный мужчина в ответ на пощечину мгновенно и не задумываясь выбрасывает вперёд свой кулак? Можно ли реально отказаться от мести?

Однако нельзя сказать, что этот призыв Христа совсем не был услышан людьми. В разное время, в разных местах христианского мира появлялись как отдельные личности, так и группы людей, пытавшиеся следовать этому призыву Христа.

Самым известным из них был, пожалуй, великий русский писатель и мыслитель Лев Толстой, который и является автором термина «непротивление злу насилием». Последовавшие за Толстым немногочисленные группы людей, которых называли «непротивленцами», вскоре приобрели сектантский характер и недолго просуществовали в таком виде, менее одного поколения.

Почему люди, в подавляющем большинстве своём, не могут следовать этой заповеди Христа? Имеем ли мы право осуждать это «подавляющее большинство»?

Нет! Не имеем! Потому что человек не живёт по чьим-то принципам, выдуманным  пусть даже самыми гениальными людьми. По Закону Сохранения Гена (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста»), данному Богом (или природой), человек не только может, но и обязан защитить свою жизнь и жизнь своей семьи всеми доступными средствами. 

Для того, чтобы остановить зло, которое само по себе никогда не останавливается, особенно если не встречает сопротивления, цивилизация перенесла в суды варварский «закон мести на месте»  и это удовлетворило большинство населения. Но когда зло проистекает от самого государства, которое подчиняет себе суды, превращая их в пустую формальность, то народ поднимается на революцию, чтобы защитить свои естественные права на условия жизни гарантирующие Сохранение Гена.

Почему потерпели исторический крах все другие романтическо-утопические учения, такие как, например, коммунизм?

Проблема даже не в том, что коммунистическая идея всегда приходила к власти исключительно кровавым путем.  Придя к власти эта идея пыталась в начальный период своего правления осуществить равенство всех в праве на Сохранение Гена, а именно: реально равный доступ к образованию, равный доступ к медицинскому обслуживанию, почти равный доступ к очень ограниченным материальным благам, и даже равновозможность в служебной карьере, если эта карьера не касалась сферы управления, где безраздельно  царствовали одни коммунисты. И надо признать, что это им даже удавалось поначалу. Тогда почему же коммунизм провалился с таким треском?

Ответ как всегда предельно прост. Народ, получивший более или менее сносные условия для реализации своего инстинкта Сохранения Гена (хлеб и кров), начинает сразу и не менее остро испытывать после этого потребность в Законе Свободы Выбора (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста»), а точнее в постоянном расширении Свободы Выбора: в свободе слова, в свободе выбирать и быть избранным, в свободе передвигаться, в свободе выбора местожительства, в свободе предпринимательства, в свободе совести и т.д.

И вот все эти свободы коммунисты отвергли начисто, открыто заявив надуманную диктатуру пролетариата! Последствием этого запрета на Свободу Выбора оказалось неизбежное падение уровня Сохранения Гена (или уровня жизни) в СССР.

Отвергнув Закон Свободы Выбора и создав мощнейший карательный аппарат для подавления всякого инакомыслия, коммунистическая идея вступила в открытый конфликт с законом природы (Бога), а именно с Законом Хьюмандинамики, согласно которому Свобода Выбора человечества неуклонно увеличивается со временем (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста»), чем обрекла себя на скорую смерть.

Нигде и никогда в мире коммунистическая идея не могла сохранить свою власть без жесткого принуждения, насилия и подавления Свободы Выбора, без уничтожения миллионов собственного населения: СССР, Китай, Камбоджа и др., ничуть не уступая таким человеконенавистническим идеям, как фашизм и нацизм.

Можно только добавить,  что все подобные идеи типа чучхеизм, чавизм, чегеваризм, нуждающиеся в подавлении Свободы Выбора для сохранения своей власти, исторически обречены.

Мы начали статью с критики христовой заповеди «непротивления злу насилием», как нереализуемой на практике. Но не этой заповедью велик и знаменит Христос, не ею он останется навсегда в сердцах человечества.

Его другая заповедь «Возлюби ближнего как самого себя» или лучше «Сострадай ближнему как самому себе» (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста») только-только начинает набирать силу и осознание в нашем мире и этот его призыв будет слышен ровно столько, сколько будет существовать человечество.


Кармак Багисбаев, кандидат физико-математических наук, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

Миф о полигамности мужчин и моногамности женщин. Браки, супружеские измены, ревность и разводы.

Очень часто приходится слышать о природной полигамности мужчин и моногамности женщин. И при этом ссылаются на это как на научный факт. Этот миф, не имеющий под собой никакой биологической основы, был придуман мужчинами ещё в эпоху патриархата и поддерживается ими до настоящего времени по вполне понятным причинам. Биологический вид, у которого стратегии размножения у самцов и самок не совпадают – нежизнеспособен!

В природе нет видов, в которых самцы полигамны, а самки моногамны или наоборот. Либо те и другие полигамны, либо те и другие моногамны. Например, вопреки распространённому заблуждению, все «гаремные» виды целиком полигамны: и самцы и самки. Львица из гарема в состоянии течки совокупляется с любым посторонним львом в отсутствие хозяина гарема. Обратный пример волки, лебеди и др., где моногамны и самцы и самки.

Человеческий вид определённо полигамен, т.е. и мужчины и женщины одинаково биологически полигамны. Действительно, как полигамный мужчина мог бы осуществлять свою полигамность, если все женщины вокруг были бы моногамны?

И если молодые мужчины позволяют себе прихвастнуть в компании друзей своими победами на женском фронте, то почему для женщин эта тема табу, которое она скрывает от всех, даже если это она «покорила» мужчину?

Когда и как сложился такой уклад жизни, такое общественное мнение, которые требуют от женщин скромного, моногамного поведения, тогда как это же требование по отношению к мужчинам весьма либерально? В странах с жёсткими религиозными традициями такие правила фактически узаконены и продолжают действовать в настоящее время.

Почему издревле половое воспитание мужчин и женщин было таким разным? А именно, почему женщин воспитывали в абсолютной верности своему супругу и почему этого не требовали от мужчин?

Причина здесь, прежде всего, социальная и традиционно-историческая и в её основе лежит Закон Сохранения Гена¹.

Ещё в первобытные времена в силу разного общественного и домашнего статуса мужчин и женщин один и тот же Закон Сохранения Гена требовал от них совершенно разного полового поведения.

Мужчина, находясь большую часть времени вне дома, на охоте, и повинуясь своему инстинкту Сохранения Гена, должен был как можно чаще и шире разбрасывать свое семя, так как выживаемость детей тогда была крайне низкой.

Женщина же, находясь все время дома (в пещере), должна была не допустить проникновения чужого гена в семью, за чем ревностно следили родственники мужа, среди которых она, как правило, и жила. А зачав ребенка от своего мужа, она должна была приложить максимум усилий, чтобы сохранить его, отрезав любые контакты с посторонними мужчинами. И все это требовало от женщины полного замыкания на своем муже, на своей семье.

В дальнейшем это различие в статусе мужчины и женщины поддерживалось в Западном мире вплоть до середины ХХ-го века, а в большинстве стран Азии, Африки и Латинской Америки существует до сегодняшних дней.

Несогласные с точкой зрения на равную полигамность мужчин и женщин, любят вспоминать о практиковавшихся некогда полигинических браках (один муж и несколько жён), и не любят при этом вспоминать, что в эпоху матриархата были также распространены полиандрические браки (одна жена и несколько мужей).

Как видим и здесь причины полигамных браков не биологические, а социальные: обладающий реальной властью лидер (неважно мужчина или женщина) пользовался этой властью для того, чтобы иметь больше возможностей для сохранения собственных генов.

Однако естественная борьба каждого человека за Сохранение Гена сопровождавшая всю его историю вкупе с равной рождаемостью мальчиков и девочек не позволяли широкому распространению полигамных браков ни ранее, ни тем более сейчас даже в странах с очень низкой Свободой Выбора¹, где доминирующая религиозная идеология это позволяет.

Что касается полиаморных (групповых) браков, практикующихся в некоторых сектах, а также в некоторых «экстремальных» группах Свободного Мира (например, хиппи в 60-е годы), то на мой взгляд они не имеют никаких перспектив с точки зрения Сохранения Гена, если, конечно, он является целью этих браков.

Не так давно палеоантропологи из Университетского Колледжа Лондона, исследуя устройство семей приматов, убедительно доказали, что древние люди перешли к моногамии с единственной целью — чтобы семейные пары, в которых муж был уверен в своем отцовстве, смог бы защитить своих детей от агрессии со стороны других мужчин, которые, подобно львам в прайде, могли убить их².

Сегодня, в связи с ослаблением физической угрозы детям со стороны чужих мужчин, ослаб и институт брака. Но только ослаб, а не исчез вовсе. Потому что Закон Сохранения Гена требует не только сохранения жизни детей, но и доведения их до социально адаптированного и репродуктивно способного возраста. А это лучше всего возможно осуществить только в моногамном браке.

Однако институт брака слабеет на глазах и по другой очень важной причине. И причина эта – Закон Хьюмандинамики¹ или неуклонный рост Свободы Выбора в мире на протяжении всей человеческой истории. Для одних людей, обычно молодых и жаждущих реформ, этот рост происходит очень медленно, для других людей, обычно престарелых и консервативных, он происходит слишком быстро.

Традиционный брак, где беспрекословным главой семьи был мужчина, который полностью обеспечивал содержание семьи, постепенно уходит в историю. В результате опережающего роста Свободы Выбора женщин, прежде всего в странах Европы и Северной Америки, где женщины реально уравнены в общественных и домашних правах с мужчинами и где они ведут почти одинаковый образ жизни с мужчинами, различие в гендерном поведении мужчин и женщин постепенно отмирает.

Именно теперь становится понятным, что это различие между мужчиной и женщиной не заложено ни Богом, ни природой, оно явилось следствием не столько различия их физической природы, сколько различия их социального статуса и исчезнет вместе с исчезновением последнего.

Такую же динамику мы наблюдаем и в некоторых странах Азии, идущих по европейскому пути развития.

Полигамная природы женщин начала проявляться столь же явно и открыто как и мужская. И мы не можем ни морально оценивать, ни влиять на этот процесс, который является простым следствием Закона Хьюмандинамики, действие которого также неизбежно, как и действие любого закона природы.

Последним заметным следствием стирания разницы гендерного поведения мужчин и женщин стало unisex-воспитание мальчиков и девочек на Западе в последние годы.

А теперь остановимся более детально на том, как влияет рост Свободы Выбора на отношения мужчин и женщин в семье и на прочность семьи.

Любые близкие человеческие отношения почти немедленно и неминуемо ведут к столкновению Свобод Выбора участников этих отношений.

Но ни в одном из этих отношений столкновение Свобод Выбора так не драматично и разрыв не происходит так болезненно, как в семейных или любовных отношениях.

Почему? Ответ достаточно прост.

Над любовными отношениями, осознают или не осознают это участники таких отношений, незримо стоит Закон Сохранения Гена, и борьба за Свободу Выбора есть борьба против этого главного закона всей живой материи.

Семейные же отношения, которые супруги сознательно избрали для совместной реализации Сохранения своих Генов, с первого дня подпадают под перекрестный огонь двух Свобод Выбора, каждая из которых поначалу не желает уступать даже в мелких бытовых привычках, не подозревая, что любая маленькая победа в споре одного из супругов оборачивается неизбежным его поражением в сердце другого.

Сколько литературы, художественной и научной, было написано за века о проблемах брака, сколько копий было сломано психологами по вопросам брака, тогда как просто-напросто это борьба двух Свобод Выбора между собой и борьба каждой из них со своим стремлением Сохранить общий Ген.

Несмотря на сознательное понимание обоими супругами необходимости сохранения брака хотя бы до полной реализации ЗСГ, то есть доведения детей до совершеннолетия и способности к самостоятельной жизни, брак зачастую превращается в поле битвы двух Свобод Выбора, заключающейся в несовпадении вкусов, привычек, взглядов на образ жизни и сдерживаемой до поры до времени стремлением к Сохранению Гена для воспитания родившихся детей.

И если супруги не знают, какой частью своих личных свобод выбора надо поступиться, чего неизбежно требует любая совместная жизнь, когда стремление к Сохранению Гена не может более удерживать супругов вместе, тогда эта битва двух свобод выбора становится невыносимой, брак распадается и супруги разводятся, даже если это был брак по любви.

Еще легче распадаются бездетные браки, так как здесь уже не действует Закон Сохранения Гена и антагонизм двух Свобод Выбора не встречает препятствий на пути к разводу.

Как видим, основной причиной разводов является Свобода Выбора, а именно нежелание супругов пожертвовать даже частью своих свобод и стремление каждого из них сохранить все свои свободы.

А вот в странах с патриархальным укладом жизни, где уровень Свободы Выбора значительно ниже, где Свобода Выбора женщин сведена к выбору между кухней, детской и церковью, там и разводов меньше.

Но можно ли считать такое положение лучше? Бесполезно!Наблюдения отчетливо показывают, что и эти народы движутся в ту же сторону, в сторону роста своей Свободы Выбора и, как следствие, к росту числа разводов.

Однако, стремление к непримиримой Свободе Выбора — это не единственная причина разводов. Есть и другая. Это адюльтер, или супружеские измены, в основе которых лежит опять же Свобода Выбора, которая не дает забывать мужьям, что существуют другие женщины, а женам — что существуют другие мужчины.

Почему супруги изменяют супругам? Придумываются тысячи причин: муж не тот, жена не та, тут и роковая красота, и нечеловеческая страсть, и просто любопытство, и много-много другого.  Тогда как ответ чрезвычайно прост: это продолжающееся тысячелетиями раскрепощение Свободы Выбора во всём, в частности и в вопросе неосознанного, подспудного выбора партнера по Сохранению Гена, заставляет человека (его и ее) снова и снова пробовать раздвинуть границы своего выбора.

Неправильно было бы думать, что к супружеским изменам приводят недостаточно крепкие отношения между супругами. Я знавал немало случаев, как женатые мужчины, у которых дома обожаемая красавица-жена, умница, секс-символ с золотым характером, прекрасная мать его детей и т. д., выбравшись в места отдыха на пару дней, бросаются на первую встречную, страшную как атомная война, дуру из дур, только бы успеть за эти два дня.

Естественно, видел и таких жен.

И не надо здесь искать ни виноватых, ни какие-то обстоятельства, кроме заложенной Богом (или природой), страсти к Сохранению Гена и такой же страсти к максимальному расширению Свободы Выбора!

Кстати, даже любопытство к противоположному полу — это тоже сигнал к расширению Свободы Выбора.

Еще Иисус Христос говорил через Матфея, а за ним любил повторять Лев Толстой, что «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем».

Выше мы уже говорили, что если, как и в животном мире, полигамного по природе мужчину на супружескую измену толкает Закон Сохранения Гена, состоящий (пусть неосознанно) в максимальном разбрасывании своего семени, то теперь в мире людей мы должны признать, что и мужчину, и женщину к супружеским изменам подталкивает еще и Закон Свободы Выбора!

И чем свободнее окружающее общество, тем ощутимее это «подталкивание», что мы воочию наблюдаем в серьезно изменившейся в сторону толерантности моральной оценке этого явления в западных странах.

Например, по данным специальных исследований, число «неверных» французов и француженок постоянно росло на протяжении последних 40 лет и более чем удвоилось, достигнув почти половины числа семейных пар.

Наиболее прочные браки в таких обществах — это те, в которых супругам удалось взаимосогласованно разделить обязанности и ответственности (что очень трудно!) в этом совместном предприятии по сохранению общего гена, называемом семьей.

Прочность брачных уз в XXI веке уже не та, что была в XX-м, а в XX-м была не та, что была в XIX-м, причем направление этих изменений во всем мире одно и то же — европейское.

Культура терпимого брака выработалась у людей, когда этого потребовали социально-экономический уклад жизни и вопросы наследства. Сегодня этого нет, и последствия очевидны. Процент разводов в мире растет, и довольно быстро не только в странах Запада, но и в странах Азии, вступивших на европейский путь развития, где женщина стала работать и, приобретя равные права с мужчиной, стала по-настоящему независимой, а также, как следствие, равной с ним в Свободе Выбора.

И как бы многочисленны ни были индивидуальные причины разводов, о которых пишут социологи, реальная и основная причина одна. Это рост Свободы Выбора в мире. «Идеальные» браки, о которых мечтают и говорят чаще всего женщины, при близком рассмотрении оказываются полной иллюзией, где один из супругов полностью раздавил Свободу Выбора другого супруга, позволившего это над собой сделать и добровольно растворившегося в первом.

Во всяком случае, мне почти не приходилось видеть «счастливые» семьи с супругами, равноправными в Свободе Выбора.

По той же причине «крепкие» браки можно наблюдать в странах с тоталитарным режимом или тоталитарной религией, то есть в странах, где отсутствует или почти отсутствует Свобода Выбора. Если в тоталитарных странах, например в фашистской Германии или коммунистическом Советском Союзе, разведенные супруги с заметным общественным положением ущемлялись в возможностях дальнейшей служебной карьеры, то в странах с общественной моралью, основанной на тоталитарной религии, разведенные становятся предметом общественного осуждения.

Даже в некоторых странах Старого Света всего лишь полвека назад развод был практически невозможен. Вспомним знаменитый фильм «Развод по-итальянски».

Говоря о супружеских изменах, нельзя обойти вопрос о чувстве ревности, сопровождающей эти измены. И что делать с этим порою очень тяжёлым чувством? Как, откуда и почему приходит к нам ревность?

Оказывается, что в основе ревности лежит все тот же Закон Сохранения Гена.

Мужчина ревнует жену, опасаясь, что она может привнести в семью чужой ген, который ему неосознанно придется кормить и воспитывать. А женщина ревнует мужа, опасаясь, что он, заведя детей на стороне, будет уделять им часть своей любви, своих сил, своих доходов и тем самым будет обделять ее общий с мужем ген.

Именно поэтому супружеские измены всегда воспринимались столь негативно в традиционных обществах, что прелюбодеи жестоко наказывались, вплоть до смертной казни, например через побитие камнями. И это до сих пор сохраняется на земле даже в наши дни в странах с моралью, основанной на тоталитарных религиях.

Точно такую же природу ревности мы наблюдаем в животном мире.

Однако отношение к супружеским изменам сегодня очень серьезно меняется. И особенно в странах с либеральной моралью, по пути которых идут и все другие страны. Почему больше не слышно про Отелло с Дездемоной? Почему в этих странах люди всё более и более начинают осознавать, что ревность — это грех? Ведь она, ревность, проистекает из данного Богом (или природой) Закона Сохранения Гена?

Потому, что с точки зрения Закона Свободы Выбора, ревность это грех, самый настоящий грех! Ревность, несмотря на то, что она возникает в человеке неосознанно, помимо его воли, — это самый настоящий грех, потому что это покушение на чужую Свободу Выбора. Покушение на чужую душу и даже тело.

Недаром слова «ревность» и «зависть» тождественны в английском (jealousy), французском (jalousie) и казахском (қызғаныш) языках.

А это значит, что с детства надо приучать детей к тому, что ревность — это грех, как это делаем мы по отношению к зависти, к жадности. Ведь людям в процессе эволюции удалось отказаться от принципа «Око за око, зуб за зуб»!

Тем более что ничего позитивного ревность не несет. Она разрушает ревнующего и отдаляет ревнуемого.

Следует признать, что и здесь, в отношении ревности, человечество меняется в лучшую сторону, в сторону большего уважения чужой жизни, чужой свободы выбора. Если еще полвека назад ревность считалась чуть ли не доблестью и убийства на почве ревности оправдывались общественной моралью, более того, эта общественная мораль доводила обманутого мужа до убийства изменившей жены (опять же «Развод по-итальянски»), то сегодня, к счастью, это далеко не так.

Из всего сказанного нами выше, у читателя не должно создаться впечатление, что мужья и жены только и думают о разводе или супружеской измене. Нет! Не всегда люди используют свою Свободу Выбора для подавления инстинкта Сохранения Гена.

Огромная часть из них, живущая в первую очередь Законом Сохранения Гена, понимает, что комфортные условия для воспитания детей могут быть созданы только тогда, когда супруги хранят верность семье. Кроме того, есть еще семьи, которые держатся на настоящей любви супругов.


¹Багисбаев Кармак. Последняя Вера: Книга Верующего Атеиста. Издательские решения, 2016
² Opie, Dr Kit. Evolution of monogamy in humans the result of infanticide risk. University College London. 30 July 2013. 

Share on social media:

Свобода Выбора и Мораль как условный рефлекс (Часть 1)

Редко какой вопрос вызывает у нас так много споров, как вопрос откуда взялась наша мораль? Даже Иммануил Кант называл непостижимой тайной закон нравственности внутри нас.

Есть люди верящие, что мораль дана нам свыше, от Бога. Тогда почему Бог не дал её всем нам одинаково, чтобы мы жили без этих сложных проблем сосуществования? Почему существуют люди, которых мы считаем аморальными? А считают ли сами эти люди себя аморальными? И где доказательство того, что правы мы, а не они?

Есть люди верящие, что моральные принципы, которых придерживаются большинство людей, можно привить детям воспитанием. Тогда почему родные братья или сёстры получившие одинаковое воспитание и одинаковую любовь родителей очень часто придерживаются разных моральных устоев? Каждый из нас может привести массу таких примеров из среды своих знакомых и родных.

Наблюдения показывают, что уверенно воспитать можно только этикет (как правильно держать спину за столом или нож с вилкой), но не этику, не мораль. Воспитание конечно влияет на мораль, но гораздо слабее, чем мы думаем. Чаще всего воспитание учит скрывать плохую мораль.

Тоталитарные системы верят, что нужную им мораль можно если не воспитать, то насильственно вбить во взрослое население путем пропаганды и репрессий. Тогда почему спустя некоторое время народ восстает против этой морали?

«Любители» генетики, объясняющие всё различием генов, говорят, что мораль человека однозначно предопределятся его генами. Тогда почему она бывает такой разной даже у однояйцевых близнецов?

Так чем же определяется наша мораль и как она зародилась?

В 17-ой беседе книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста» о Свободе Выбора мы определили Душу, как способность выбирать, в частности своё поведение, а сам результат этого выбора как Мораль. Отсюда такое её разнообразие. От человека к человеку. От одной группы людей к другой.

Давайте понаблюдаем за двухлетними детьми играющими в песочнице, у которых пока нет никакой морали. Нередко можно увидеть такую сцену, когда один ребенок, которому понравилась яркая игрушка в руках другого, делает попытку завладеть ею. И вот здесь разветвляется самый разнообразный и непредсказуемый сценарий дальнейшего поведения детей.

Почему? Потому что эти дети пока ещё незнакомы с правилами поведения, выработанной общепринятой моралью. Правильнее сказать, моралью выработанной большинством.

  • Сценарий первый: «ребенок-агрессор» (чаще всего мальчик!) отнимает игрушку и довольный уходит, «ребенок-жертва» остаётся с громким рёвом.
  • Сценарий второй: «ребенок-агрессор» напоролся на такого же как сам ребенка и начинается драка.
  • Сценарий третий: «ребенок-жертва» оказался сильнее и решительнее «ребенка-агрессора», в результате чего он отстаивает свою игрушку, а ревёт теперь нападавший.
  • Сценарий четвертый: получив решительный отпор, «ребенок-агрессор» отходит и идёт искать другую, более слабую жертву с игрушкой.
  • И наконец, сценарий пятый, закладывающий будущие цивилизованные отношения: «ребенок-агрессор», учтя предыдущий негативный опыт, идёт к своей жертве со своей собственной игрушкой и предлагает обмен, инициируя тем самым возможный удовлетворительный исход для обоих.

Именно так, я уверен, путём проб и ошибок возникла и складывалась мораль первобытных людей. Пока ребенок растет и развивается от рождения до юношества, он проходит путь обретения морали, который человечество прошло от первобытных людей до современных.

Конечно, каждый ребенок проходит этот путь индивидуально. В зависимости от массы условий: от влияния старших братьев и сестер, родителей, школы и т.д. Точно также индивидуально этот путь проходят и народы. Поэтому их моральные кодексы несколько отличаются. Но не фатально! И это различие у народов часто связано с местонахождением этих народов на стреле времени, как у детей и даже у взрослых это связано не только с их индивидуальностью, но и с возрастом.

Наш главный вывод: есть мораль принятая большинством, но нет морали общепринятой. Нет также и абсолютной или универсальной морали. Заповедь «не убивай» не действует, например, в разбойничьих бандах и совсем неуместна в воюющей армии.

Более того, мораль меняется не только от человека к человеку или от одной группы людей к другой. Мы все знаем немало примеров как меняются моральные принципы человека или даже народов со временем в зависимости от меняющихся обстоятельств. Как легко и быстро расстаются люди с прежней моралью и также легко и быстро принимают новую. Один пример как могут взаимно поменяться, например, привычные правила взаимообщения мужчин и женщин, если этого потребуют новые обстоятельства.

В 70-е годы я попал в советский молодежный лагерь на Волге близ Казани, который принимал одновременно до 500 молодых людей со всего Советского Союза. В первый же вечер на дискотеку, неистово гонимые Законом Сохранения Гена, вышли все 500 молодых людей. Разукрашенные и разнаряженные, величественные и неприступные молодые советские женщины (самые красивые в мире) и очень робкого вида молодые советские ученые-математики (в основном мужчины), участники научной конференции, проходившей в этом же лагере в эти же дни.

Но каков же был всеобщий шок, поразивший всех примерно через полчаса, когда стало ясно, что соотношение юношей и девушек вместо естественного 1:1, оказалось меньше чем 1:10, т.е. на одного парня приходилось 10-11 девушек. Что тут началось?! Не буду описывать подробности, но уже через пару часов половина прекрасных дам, не видя никаких перспектив для себя и не желая расставаться с привычной моделью поведения, покинула дискотеку.  Дамы из другой половины, наоборот, отбросив все условности, выступили активной стороной процесса и сами стали наперебой приглашать на танец мужчин, которые, несмотря на свою первоначальную робость, вдруг в одночасье превратились в «дам» и даже капризно выбирали какое приглашение принять. И далее всё происходило так, как обычно происходит на дискотеках, с той лишь разницей, что мужчины и женщины поменялись своими ролями.

Вот тогда я впервые так близко и отчетливо увидел, как мораль поведения в отношениях между мужчиной и женщиной, складывавшаяся столетиями, может в мановение ока поменяться на противоположную, если этого потребует изменившаяся обстановка.

Какой вывод можно сделать из всего вышесказанного?

Мораль это не более чем «павловский» условный рефлекс, который возникает как ответная реакция, на соответственно возникшие внешние условия-раздражители, и, который исчезает, как только исчезают эти условия.

Но если мораль это только условный рефлекс, то почему, мы люди, придаём такое огромное значение воспитанию и пропаганде морали? Какой «естественной» морали добивается всегда общество от своих членов, а семья от своих детей?

Ответить на этот вопрос совсем нетрудно. Отметим сразу, что сострадание (или эмпатия), как главный стержень понятия морали, существует в той или иной степени только у стадных живых существ, включая человека. Оно и понятно! Одиночные животные в сострадании не нуждаются. Сострадание или взаимопомощь в стае-стаде несет прямую выгоду не только каждому члену стаи в его задаче Сохранения Гена, но и всей стае в целом.

Наиболее всего меня поразил пример волков, которые приносили с охоты пищу для волка-инвалида. Можно уверенно сказать, что стаи, в которых нет эмпатии, не способны к выживанию.

Недавно было объявлено, что открыт ген альтруизма, который нам привычнее называть состраданием. Пока только у микробов, живущих колониями. Очень вероятно, что он будет найден у всех стадных живых существ.

Запрет на убийство внутри стаи опять же диктуется Законом Сохранения Гена и опять же им объясняется мораль поощряющая убийство и уничтожение других враждебных стай. Однако в конкретных условиях этот же закон может потребовать прямо противоположного поведения даже внутри стаи, как например в случае льва убивающего детенышей свергнутого лидера прайда.

У наших человеческих предков запрет на убийство также действовал только внутри племени и по мере глобализации этот запрет постепенно распространялся вширь. Универсальный, всеобщий запрет на убийство, к которому призывал Иисус Христос, будет реализован видимо только после полной глобализации на земле.

Мораль, призывающая к уважению чужой Свободы Выбора, как гарантия уважения к собственной, появилась в человеческом обществе совсем недавно и существует только в демократических странах, где официально провозглашён приоритет Прав Человека. Такой сложной морали, какая есть только у человека, и, которая является постоянным объектом внимания самого человека в его творчествах и науках, мы обязаны, конечно, Свободе Выбора существующей только у человека.

Недавно в мировых СМИ прошёл слух о том, что открыт ген свободы, или по-нашему, проще и понятнее, ген Свободы Выбора. И тут же этот слух начали опровергать. Возможно, это была действительно фейковая новость. Но вот следующие «ненаучные» соображения ставят вопрос на тему свободы выбора, требующий ответа.

Предок человека Homo habilis существует по данным науки около 3-4 миллионов лет. И 99% этого времени он, если и эволюционировал, то делал это, как и все его родственники-приматы. По Дарвину. Если он и пользовался в этот период камнями и палками, то следует заметить, что и многие другие приматы пользовались и пользуются до сих пор такими же орудиями охоты и собирательства.

И вот, когда осталось менее 1% этого времени, т.е. 30-40 тысяч лет назад, появились первые признаки «человеческой» эволюции, т.е. признаки деятельности человека начавшие серьёзно отличать его от других приматов. Но даже из этого времени где-то 30-35 тысяч лет человек только «раскачивался» и готовился к настоящей великой человеческой эволюции.

И эта человеческая эволюция за последние 5-10 тысяч лет прошла с таким экспоненциальным ускорением, что привела его к современному состоянию со всеми его самолетами, кораблями, ракетами и подготовкой к полёту на Марс.

Разве это не подозрительно? Более чем!

Мне кажется, что 30-40 тысяч лет назад (может раньше, может позже) в стае предков человека, в результате естественных мутаций появился, не существовавший до этого, ген Свободы Выбора и родился первый человек Homo sapiens или по нашему Homo eligenti. Кто-то пусть назовет его геном разумности, сути не меняет.

Мутация, позволившая человеку свободно выбирать, а не действовать инстинктивно слепо, очевидно оказалась весьма и весьма полезной мутацией и носители этого гена оказались в огромном преимуществе перед остальными человекоподобными в борьбе за выживание.

За период 30-35 тысяч лет этот ген победно расширялся вширь по всей земле и, в конце концов, 5-10 тысяч лет назад на земле остались только их потомки. Очень подозреваю, что именно поэтому и исчезли неандертальцы. А существовавшие параллельно генетически очень близкие приматы без этого гена так и остались приматами с палками и камнями.

Продолжение здесь…


Настоящая статья не является ни полной, ни самостоятельной. Она является лишь дополнением к беседе о морали, приведённой в книге «Последняя Вера: книга верующего атеиста» и не затрагивает основных аспектов морали, уже рассмотренных там ранее.

Кармак Багисбаев, кандидат физико-математических наук, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media: