Дядя Ваня

"Я был батальонный разведчик,
А он - писаришка штабной,
Я был за Россию ответчик,
А он спал с моею женой..."

У нас, малолетней аральской шпаны, проживавшей вокруг «Клуба Рыбников», был свой дядя Ваня, инвалид ВОВ без обеих ног выше колен, передвигающийся на крохотной деревянной платформе на подшипниках.

Мимо Аральска ежедневно на огромной скорости проносились поезда Москва — Алма-Ата и обратно как в фильме «Безымянная звезда» Михаила Козакова. Но, в отличие от фильма, поезда всё же останавливались на нашей станции ровно на три минуты.

Нас было семеро пацанов и дядя Ваня. Четверо из нас, подхватив дядю Ваню по двое с каждой стороны, ещё один сзади с его гармошкой, другие с его короткими костылями за эти три минуты поднимали дядю Ваню и как знамя водружали его на подножку ближайшего вагона. Проводницы, увидев инвалида в медалях, оторопело расступались, и вместе с дядей Ваней мы все проскакивали в вагон.

Далее начинался отработанный и отточенный номер. Дядя Ваня брал в руки гармошку и, катясь с нашей помощью между купе общих и плацкартных вагонов, запевал свою коронку «Я был батальонный разведчик…». При этом он каждый раз совершенно натурально пускал скупую мужскую слезу.

Не отставали от него и мы, подпевая как умея и одновременно продавая порнографические черно-белые игральные карты, которые до сих пор не пойму как попадали в наши руки.

В соседних городах Казалинск или Челкар, в зависимости от того в какую сторону мы выбирали ехать, мы шумной ватагой, но уже с добычей, сходили с поезда. В Казалинске мы сразу шли на базар, толкая перед собой дядю Ваню.

И тут начинался пир! Огромные, сладкие, знаменитые казалинские дыни, арбузы и узбекские манты. И надо сказать, что видя нас малолеток, одних без родителей, в компании с инвалидом, продавцы щедро добавляли от себя.

Послевоенное время!

На обратном пути в вагоне-ресторане мы закупали для дяди Вани недельный запас портвейна и папиросы «Казбек», которые он называл генеральскими. Себе же мы покупали невиданный тогда для нас лимонад и болгарские сигареты в белой мягкой упаковке с красными буквами по диагонали Filter. Этими первыми в то время сигаретами с фильтром мы вызывающе дымили, идя по центру главной улицы нашего городка и даже небрежно угощали ими старших пацанов, разинувших рты от удивления.

Так продолжалось всё лето. Потом начиналась школа и наши набеги на соседние города останавливались.

Однажды дождливым осенним утром в школе кто-то из наших сказал, что ночью умер дядя Ваня. Не сговариваясь, мы ушли с уроков. За гробом шли трое соседей и мы семеро.

Share on social media:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *