Медея и Закон Сохранения Гена

Все мы с детства помним великую трагедию Еврипида «Медея». Трагедию невообразимую для человеческого разума, где главная героиня Медея в безумии любви и приступе ревности к своему мужу аргонавту Ясону, который должен был вскоре жениться на к другой женщине, убивает в финальной сцене двух своих малолетних сыновей.

Какая неведомая и необъяснимая сила могла толкнуть мать на убийство собственных детей?

Из многочисленных примеров, приведённых в начале «Последней Веры», мы знаем, что любая мать в природе, будь то в человеческом, будь то в животном мире, ни на мгновение не задумываясь, отдаст жизнь чтобы спасти своего ребёнка, своего детёныша.

Что может заставить женщину-мать перешагнуть через основной закон всей живой природы, Закон Сохранения Гена? Или этот закон неверен?

Опять же из литературы мы знаем примеры, как безумие любви и страсти могут толкнуть влюблённого (или влюбленную) как на величайший подвиг, так и на тягчайшее преступление. Именно о преступлениях на почве любви мы и поговорим.

  • Андрий из гоголевской повести «Тарас Бульба» ради прекрасной возлюбленной польки предает отца, брата, боевых товарищей.
  • Влюблённый юноша из горьковской сказки «Сердце матери» по прихоти своей возлюбленной красавицы соглашается принять от матери ее собственное сердце, считай соглашается на убийство матери.
  • Нередки убийства соперника (или отравления соперницы) в любовных треугольниках. Но чаще всего, даже в наши дни, на почве ревности совершаются убийства самого объекта своей страсти, как Хосе убил Кармен.

Во всех этих примерах не присутствует закон Сохранения Гена. Разве только в примере, где мать вынимает собственное сердце ради «счастья» сына.

Но чтобы убить собственных детей, как Медея?!

Вспомнив, что в начале пьесы Медея убивает родного брата с целью задержать погоню за собой с Ясоном, я мог бы назвать Медею психически неадекватной и на этом закончить мой рассказ. Но это было бы слишком простым решением вопроса. И я начал копаться в собственной памяти, чтобы найти пример из реальной жизни моего окружения. И вот, что я вспомнил.

В молодости у меня был друг. Красавец-мужчина, весельчак и балагур, прекрасно пел, под собственный аккомпанемент на гитаре и мастерски рассказывал анекдоты. Душа мужских и женских компаний, драчун и картежник, одним словом гусар. Естественно пользовался огромным успехом у «слабого» пола и был весьма отзывчив на проявления их чувств.

Но вот однажды и он повстречал свою единственную и та бурная страсть, что зажглась между ними, женила их буквально на второй месяц после знакомства. Прошёл год и у них родился сын, копия отца. Друг мой всё это время, любя жену, возможно уже не так страстно, и обожая сына, но не в силах бороться со своей природой продолжал при первой возможности украдкой навещать своих прежних «боевых» подруг, а также наши мальчишники.

Когда подрос сын и пошел в школу, мой друг стал уже чаще и в открытую уходить из дома. Нередко до утра. Так продолжалось пару лет и вот однажды он звонит своим друзьям и могильным голосом просит их больше не приглашать его на дружеские вечеринки. После долгих и упорных расспросов он сдаётся и сообщает, что каждый раз, когда он исчезал из дома, жена избивала их общего сына…

С тех пор мы его не видели, не знаю как сложилась его дальнейшая семейная жизнь, слышал только что сына он вырастил, дал ему хорошее образование, женил. Другими словами, поставил его на ноги и полностью выполнил закон Сохранения Гена.

Невольно в голову пришло сравнение Медеи с женой моего друга. Слава Богу, другая эпоха, другие нравы.

Читатель «Последней Веры» должен помнить, что из всех мыслимых и немыслимых вопросов, поставленных в Прологе книги, мы не дали полный ответ только на один-единственный. Это на вопрос о загадке Любви.

Сказав, что в основе Любви лежит закон Сохранения Гена, мы ответили только наполовину. Потому что мы так и не ответили почему Любовь так избирательна, почему влюблённый (или влюблённая) не видит во всей второй половине человечества никого кроме объекта своей любви, своей страсти.

И вот эта вторая половина загадки Любви представляется мне «тёмной материей», которая может подавить даже инстинкт Сохранения Гена и толкнуть на самое страшное преступление в природе. Тёмной материей, вроде той, что заполняет нашу Вселенную и продолжает оставаться загадкой Космологии наших дней.


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

2 мысли о “Медея и Закон Сохранения Гена”

  1. Автор, как всегда, заставляет задуматься над прочитанным. Очень ёмко, хоть и в сжатом формате текста, Кармак ставит перед читателем глубокий философский вопрос, и, лишь намечает путь его осмысления. Мне, кажется, Медея настолько была оскорблена, что для неё оставить семя ( ген) Ясона было равносильно преступлению против чистоты ее великой Любви. Убивая его в своём сердце, она убивает и детей, как плоды любви предательской.

  2. Ещё возникла мысль. Медея пожертвовав братом ради воссоединения с любимым, тем самым прервала цепочку воссоздания гена брата. Убив детей, она прерывает цепочку гена Ясона, и, как бы, уравновешивает всё тот же ЗСГ. Поэтому не вижу противоречия истории Медеи Закону Сохранения Гена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.