Архив метки: Последняя Вера

Двойное преступление католической церкви

Очередной скандал с педофилией сотряс мировую католическую церковь. Несомненно, что основная причина этого позорного явления — целибат.

Целибат, или обет безбрачия, для католических священников был узаконен в Западной Церкви в эпоху папы Григория Великого (590-604) и существует до сих пор вот уже более четырёх веков.

Что представляет собой целибат с точки зрения Последней Веры?

Это не просто грех. Это самое настоящее преступление! Двойное преступление против обеих фундаментальных заповедей Последней Веры, против природы человека:

  • против права человека на Сохранение Гена
  • и против права человека на Свободу Выбора

Ни Бог, ни Христос не додумались и не могли додуматься до этого. Это придумала католическая церковь в VII веке и сегодня она несёт заслуженную кару за этот тяжкий грех перед своей паствой и перед всем миром. Возмездие было неминуемо!

Ватикан должен покаяться и отменить целибат!

Решится ли открыть дискуссии по этому вопросу Папа Римский Франциск, авторитет которого в мире бесспорно высок?

Чем он рискует? Он может потерять свой сан, своё папство. Зато в ряду ничем «незапятнавших» себя пап, он может обрести славу настоящего последователя Христа, рискнувшего даже своей жизнью ради назревших тогда реформ.

Исторические прецеденты, слава Богу, есть: Мартин Лютер, например…


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

Темная сторона Закона Сохранения Гена: популизм и пропаганда

Краткое резюме основных “аксиом” Последней Веры:

  • Каждое живое существо, включая человека, стремится сохранить свой ген на Земле. Именно Сохранение Гена стоит за способностью родителей жертвовать собой (и другими) ради собственных детей, многодетностью в развивающихся странах и падением рождаемости в развитых (подробнее в книге).
  • Только Человек одарен Свободой Выбора, позволяющей действовать и мыслить согласно и вопреки Сохранению Гена. Свобода Выбора стоит за наукой, искусством, всеми великими открытиями и самыми жуткими преступлениями. Именно Свобода Выбора объясняет слова Омар Хайяма: “Человек, словно в зеркале мир, — многолик. Он ничтожен — и он же безмерно велик!”

Если оглянуться вокруг, то становится ясно, что большинство людей живут одним только Сохранением Гена — грудное молоко, детсад, школа, универ, работа, дом, муж/жена, дети/внуки/правнуки, любовник/любовница, разводы/повторные браки, попойки с друзьями, книжки/телик/журнальчик/фейсбук/твиттер/инстаграм, инсульт/инфаркт, гроб/крематорий. Ничего плохого в этом нет, так как они честно выполняют свою главную биологическую функцию.

Есть чуть меньший процент людей, успешно комбинирующих Сохранение Гена и Свободу Выбора — работая, заводя и воспитывая детей, они не теряют детского интереса и любознательности к миру. Всегда интересуются чем-то новым, стараются познать мир вокруг себя, сформулировать и выразить собственное понимание мира, а некоторые даже изменить его. Отличительная черта таких людей — высокий уровень начитанности, открытый ум, нерелигиозность и либеральные взгляды на жизнь.

Процент же людей, живущих одной только Свободой Выбора, ничтожно мал, и часто их жизни не позавидуешь в виду революционности и маргинальности их поведения и взглядов (взять хотя бы судьбу Христа, фанатично призывавшего всех людей к сопереживанию ближнему вопреки доминирующей в то время морали). Но именно эти люди оказывают значительное влияние на развитие человеческого общества, открывают новые горизонты, делают революционные открытия, тем самым меняя жизнь всех людей без исключения (подробнее здесь).

Если проследить за историей человеческой цивилизации, то наблюдается явная тенденция в росте Свободы Выбора — нет больше рабства, канул в лету феодальный строй, информационные, культурные и географические границы между людьми стираются на глазах. Базовые права каждого человека признают большинство стран на планете. Люди в среднем становятся более толерантные и менее агрессивные по сравнению с предыдущими поколениями (подробнее здесь).

Причина такого тренда проста — увеличение Свободы Выбора создает лучшие условия для Сохранения Гена. Именно поэтому большинство людей поддерживает достижения цивилизации и не дает откатиться в прошлое (подробнее здесь).

Тогда чем можно объяснить временные регрессы и ожесточение людей, которое наблюдалось во время двух мировых войн? Чем объяснить нацизм в Германии и коммунизм в России? И совсем недавно, в гораздо более гуманной форме, голосование за Брексит и Трампа?

Причина здесь также проста — в каждом вышеперечисленном катаклизме люди считали, что улучшают себе условия для Сохранения Гена:

  • Коммунизм в России возник как ожесточенная реакция на страшный разрыв между правящими элитами (включая царские семьи и церковь) и остальным населением в плане базовых прав и общего благосостояния. Результат: сжигание церквей, расстрел царской семьи, гражданская война.
  • Нацизм возник как ожесточенная реакция на условия Версальского Договора и экономического спада на фоне Великой Депрессии. Результат: концлагеря и Вторая Мировая Война.
  • За Брексит и за Трампа в основном голосовали люди из экономически неблагоприятных районов, появившихся в результате пост-индустриальной экономики (сокращение индустриального сектора, концентрация сервисной и информационной экономики в крупных мегаполисах). Результат: ничего позитивного не ожидается.

Как же так получилось, что во всех вышеперечисленных случаях, люди в итоге ухудшали условия для Сохранения Гена? Не противоречит ли такое поведение базовому закону всего живого?

Оказывается нет! И ответ кроется в массовой пропаганде популисткими сторонниками коммунизма, нацизма, Трампа и Брексита.

Модель пропаганды в каждом случае предельна проста — создание образа врага (внешнего или внутреннего), покушающегося на Сохранения Гена «народа», и предложение простого способа борьбы с этим врагом:

  • Коммунизм: буржуи, капиталисты, империалисты и церковники. Решение: власть рабочим и крестьянам, раскулачивание, репрессии, тоталитарный атеизм.
  • Нацизм: евреи, коммунисты, страны-противники в Первой Мировой. Решение: концлагеря, захват Европы и Советского Союза.
  • Брексит: иммигранты из Евросоюза, деньги в Евросоюз вместо местных больниц. Решение: выход из Европейского Союза.
  • Трамп: мексиканцы, мусульмане, китайцы и коррумпированные демократы. Решение: стена на границе с Мексикой, запрет на въезд жителям мусульманских стран, торговая война с Китаем, реформа налогов и здравоохранения.

Давя на фундаментальный закон всего живого, популисты-пропагандисты успешно вызывали слепую ярость, ксенофобию и национализм у большинства населения, для которых Сохранение Гена составляет главную часть жизни.

Учитывая, что каждый человек способен даже на смерть ради Сохранения Гена, не удивительно наблюдать животную жестокость в борьбе с “врагами”, созданными пропагандой.

И жестокость эта никак не связана с национальностями! Она фундаментально свойственна всему живому для Сохранения Гена.

Коммунизм и нацизм пали, унеся миллионы жизней и не оправдав заведомо ложных обещаний. Трампу осталось пару лет до конца первого срока — никакой манны небесной на Америку не свалилось. Брексит развернут если не в ближайшие пару лет, то в течение следующего квартала, когда британцы поймут, что Сохранять Ген в составе Евросоюза легче и выгоднее.

Будет ли пропаганда приносить плоды в будущем? Всегда! Так как она взывает к самому базовому инстинкту всего живого и ничего с этим не поделать.

Единственная надежда, на то что процент людей с развитой Свободой Выбора и способностью критически оценивать сложные экономические и политические ситуации будет расти. Этому должно способствовать повышение свободы выбора информации с ростом доступности интернета (подробнее здесь).

Какие новые популисткие флуктуации нас ожидают и сможем ли мы с ними справиться с минимальными потерями — покажет будущее.


Аланбек Юсупов

На основе «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

«Бог» в Последней Вере

«Бог» в Последней Вере — это всё НЕПОЗНАННОЕ. Удобная фигура речи. Литературный приём.

Раньше Бог начинался за пределами пещеры, когда люди не знали как объяснить гром и молнии. Сегодня Бог стоит за Большим Взрывом и человеческим сознанием, куда его «отодвинула» наука.

Мы пока не знаем, что было до нулевого момента, как человек думает и как в голове рождаются мысли.

Мы также не знаем, почему человек застывает ошеломлённый перед океанским прибоем, почему замирает умиротворённый перед тихой гладью утреннего озера, почему так ноет душа от журавлинного крика в небе… Поэтому и это мы называем Богом. Непознанное. Пока непознанное…

Того Бога, который в церквях, мечетях и синагогах, мы будем называть «религиозным Богом». К этому Богу, который решает всё за всех, всё колдует, Последняя Вера никакого отношения не имеет.


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

Медея и Закон Сохранения Гена

Все мы с детства помним великую трагедию Еврипида «Медея». Трагедию невообразимую для человеческого разума, где главная героиня Медея в безумии любви и приступе ревности к своему мужу аргонавту Ясону, который должен был вскоре жениться на к другой женщине, убивает в финальной сцене двух своих малолетних сыновей.

Какая неведомая и необъяснимая сила могла толкнуть мать на убийство собственных детей?

Из многочисленных примеров, приведённых в начале «Последней Веры», мы знаем, что любая мать в природе, будь то в человеческом, будь то в животном мире, ни на мгновение не задумываясь, отдаст жизнь чтобы спасти своего ребёнка, своего детёныша.

Что может заставить женщину-мать перешагнуть через основной закон всей живой природы, Закон Сохранения Гена? Или этот закон неверен?

Опять же из литературы мы знаем примеры, как безумие любви и страсти могут толкнуть влюблённого (или влюбленную) как на величайший подвиг, так и на тягчайшее преступление. Именно о преступлениях на почве любви мы и поговорим.

  • Андрий из гоголевской повести «Тарас Бульба» ради прекрасной возлюбленной польки предает отца, брата, боевых товарищей.
  • Влюблённый юноша из горьковской сказки «Сердце матери» по прихоти своей возлюбленной красавицы соглашается принять от матери ее собственное сердце, считай соглашается на убийство матери.
  • Нередки убийства соперника (или отравления соперницы) в любовных треугольниках. Но чаще всего, даже в наши дни, на почве ревности совершаются убийства самого объекта своей страсти, как Хосе убил Кармен.

Во всех этих примерах не присутствует закон Сохранения Гена. Разве только в примере, где мать вынимает собственное сердце ради «счастья» сына.

Но чтобы убить собственных детей, как Медея?!

Вспомнив, что в начале пьесы Медея убивает родного брата с целью задержать погоню за собой с Ясоном, я мог бы назвать Медею психически неадекватной и на этом закончить мой рассказ. Но это было бы слишком простым решением вопроса. И я начал копаться в собственной памяти, чтобы найти пример из реальной жизни моего окружения. И вот, что я вспомнил.

В молодости у меня был друг. Красавец-мужчина, весельчак и балагур, прекрасно пел, под собственный аккомпанемент на гитаре и мастерски рассказывал анекдоты. Душа мужских и женских компаний, драчун и картежник, одним словом гусар. Естественно пользовался огромным успехом у «слабого» пола и был весьма отзывчив на проявления их чувств.

Но вот однажды и он повстречал свою единственную и та бурная страсть, что зажглась между ними, женила их буквально на второй месяц после знакомства. Прошёл год и у них родился сын, копия отца. Друг мой всё это время, любя жену, возможно уже не так страстно, и обожая сына, но не в силах бороться со своей природой продолжал при первой возможности украдкой навещать своих прежних «боевых» подруг, а также наши мальчишники.

Когда подрос сын и пошел в школу, мой друг стал уже чаще и в открытую уходить из дома. Нередко до утра. Так продолжалось пару лет и вот однажды он звонит своим друзьям и могильным голосом просит их больше не приглашать его на дружеские вечеринки. После долгих и упорных расспросов он сдаётся и сообщает, что каждый раз, когда он исчезал из дома, жена избивала их общего сына…

С тех пор мы его не видели, не знаю как сложилась его дальнейшая семейная жизнь, слышал только что сына он вырастил, дал ему хорошее образование, женил. Другими словами, поставил его на ноги и полностью выполнил закон Сохранения Гена.

Невольно в голову пришло сравнение Медеи с женой моего друга. Слава Богу, другая эпоха, другие нравы.

Читатель «Последней Веры» должен помнить, что из всех мыслимых и немыслимых вопросов, поставленных в Прологе книги, мы не дали полный ответ только на один-единственный. Это на вопрос о загадке Любви.

Сказав, что в основе Любви лежит закон Сохранения Гена, мы ответили только наполовину. Потому что мы так и не ответили почему Любовь так избирательна, почему влюблённый (или влюблённая) не видит во всей второй половине человечества никого кроме объекта своей любви, своей страсти.

И вот эта вторая половина загадки Любви представляется мне «тёмной материей», которая может подавить даже инстинкт Сохранения Гена и толкнуть на самое страшное преступление в природе. Тёмной материей, вроде той, что заполняет нашу Вселенную и продолжает оставаться загадкой Космологии наших дней.


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

Гуманистическая мораль — существует ли она? Почему в конце концов побеждает добро?

Крошка сын к отцу пришёл,
и спросила кроха:
— Что такое хорошо
и что такое плохо?

В. Маяковский

Недавно услышал в новостях, что американские правозащитные организации обвиняют Дональда Трампа в том, что он в своих выступлениях потворствует расизму, ксенофобии и дискриминации. И услышал также, что Трамп эти обвинения решительно отвергает.

Подумалось, а почему собственно говоря, Трамп оправдывается? Почему он открыто не заявляет, что придерживается таких взглядов? Ведь Америка свободная страна, где каждый может иметь любое собственное мнение.

  • Почему политики, чуть-чуть приоткрыв свои необщепринятые убеждения, постоянно оправдываются, заявляя, что их неправильно поняли? Почему Гитлер и Сталин выставляли себя миролюбцами, и только придя к вершине власти в своих странах, стали открыто заявлять, что одни люди имеют право на насилие над другими? В первом случае арийцы над неарийцами, а во втором – коммунисты над некоммунистами?
  • Когда и почему на земле возникли принятые большинством (но не всеми!) понятия Добра и Зла?
  • Почему накормить голодного, спасти утопающего, защитить слабого это добро, а воровать, насиловать, убивать это зло?

Вопросы эти отнюдь не праздные. Не секрет, что члены криминального мира выбирают прямо противоположную мораль. Да что там небольшой криминальный мир, когда огромные нации почти целиком могли легко поменять свои убеждения на криминальные, как это было в коммунистических Советском Союзе и Китае, в нацистской Германии, и загубить многие десятки миллионов жизней. 

  • Могут ли повториться на земле коммунизм и нацизм?
  • Почему люди, начав в глубокой древности с общества, в котором повсеместно процветали каннибализм и человеческие жертвоприношения, пришли сегодня к обществу, где начинают беспокоиться о скором исчезновении какого-то редкого насекомого?

В этой статье мы покажем, что движение человеческого общества в сторону гуманизма было обусловлено не таинственными силами внутри нас (Иммануил Кант), не влиянием чего-то божественного сверху (любая религия), а двумя совершенно простыми  и понятными всем причинами:

  1. Ожиданием ответного зла на совершённое зло.
  2. Очевидной выгодой гуманистических отношений между людьми и народами в долгосрочной перспективе по сравнению с агрессивными и воинственными отношениями.

К сожалению, эта выгода становится очевидной для большинства людей только после очередной гуманитарной катастрофы, совершаемой людьми. Другими словами, гуманитарная мораль каждый раз делает свой позитивный скачок a posteriori.

Мы также покажем, что движущей силой этих двух причин являются законы Сохранения Гена, Свободы Выбора и Хьюмандинамики (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста«). И покажем мы всё это на многочисленных примерах.


Почти три миллиона лет, т.е. 99% времени своего существования, жизнь человека мало чем отличалась от жизни остальных живых существ на земле, т.е. также как и они, человек жил движимый только Законом Сохранения Гена. О существовании какой-либо морали у человека в этот период говорить не приходится.

Но вот относительно недавно, всего  несколько десятков тысяч лет назад, появились первые признаки того, что у человека появилось нечто похожее на свободный выбор. Человек стал одомашнивать полезных диких животных, окультуривать полезные дикие растения.

Совместная жизнь людей, совместная хозяйственная деятельность не могли не вызвать зарождения зачатков морали и навряд ли она тогда была такой, что мы могли бы назвать её сегодня гуманистической. 

Невозможно представить себе первобытного человека в шкуре мамонта поучающего своего отпрыска в шкуре мамонтёнка: «Не бей мальчика из соседней пещеры, не отнимай у него сладкую косточку! Это плохо, это негуманно«. Даже слова такие навряд ли  существовали тогда.

Скорее я представляю себе урок такого отца: «Если захочешь отнять что-то у другого мальчика, то выбирай кого-нибудь послабее себя, иначе более сильный побьет тебя самого. Да ещё посмотри внимательно нет ли поблизости отца этого мальчика, который может прибежать на крик и открутить тебе голову«.

Сейчас многие стали бы обвинять такого отца в безнравственном воспитании сына. Но как иначе мог поступать отец, если миллионы лет человек был всего лишь элементом естественной пищевой цепочки, причем даже не её вершиной! Он охотился на зверей слабее себя, на него охотились те, кто был сильнее его.

Отец учил своего ребёнку тому, что делали и как поступали сами взрослые люди. И если отец учил сына сдерживать свою агрессивность, то только для того, чтобы уберечь его от ответной агрессии. В конечном итоге потому, что стремился наилучшим образом сохранить свой ген.

Естественно, что вожди племен, а позже цари и короли вместе со своей аристократией, пользовались огромными привилегиями, дающими несравнимые по сравнению с остальной массой, преимущества (материальные и не только) для сохранения собственных генов.

Вполне понятно почему они создавали и воспитывали в подчиненных им племенах и народах  мораль, закрепляющую эти привилегии, создавали и внушали им мифы о своей богоизбранности, призывая остальных безропотно служить их интересам.

Такие иерархические сообщества, с подобными мифами, закрепленными конституционно дошли и до наших дней. Преимущества в сохранении собственного гена ещё в недавнем прошлом существовали даже в «праве первой ночи» в феодальных обществах и возможно поныне существуют в изолированных первобытных племенах в джунглях Амазонки.

Существующее право многоженства для богатых граждан в мусульманских странах фактически тоже закрепляет это преимущество.

Мне кажется, что если бы не проблема человеческого ресурса, то вожди племён в древности закрепляли бы за собой единоличное право размножения, как это делают доминантные самцы в животном мире.

  • Почему теперь всё чаще и чаще мы слышим призывы к толерантности по отношению ко  всем меньшинствам в обществе, не представляющим опасности для окружающих?
  • Почему все эти изменения в человеческом обществе происходят только в одну сторону? От расового общества к безрасовому, от классового к безклассовому, от гендерно неравного к гендерно равному, от нетерпимости к толерантности?
  • Каков механизм осуществляющий эти изменения и откуда черпает энергию этот механизм?

Всем известно, что до сих пор существуют примитивные племена, открыто исповедующие идеологию войны. Но если первое известное нам из истории фашистское государство Спарта делала это открыто, то коммунистический Советский Союз во главе со Сталиным  и нацистская Германия во главе с Гитлером, вооружённые агрессивными идеологиями, демагогически выставляли себя миролюбивыми государствами и для своих агрессий искали надуманные поводы. Потому, что это был уже ХХ век.

И если совсем недавно по историческим меркам до начала ХХ века, женщина была юридически поставлена ниже мужчины в США и в самых развитых странах Европы, то сегодня даже исламские страны одна за другой юридически закрепляют элементы гендерного равенства в своих конституциях, хотя полное гендерное равенство не достигнуто пока нигде на земле.

Рецидивы расизма открыто проявлялись в США вплоть до 60-х годов прошлого столетия, а сегодня, спустя полвека с небольшим, именно в США так высоки требования общественного соблюдения расовой политкорректности.

Всё меньше и меньше остаётся на земле государств, где легитимно существует классовое разделение их граждан, где есть короли и аристократы с их узаконенными привилегиями.

  • Так что же произошло и происходит на земле? И почему
  • Неужели все мужчины на большей части земли разом так поумнели и подобрели, что решили дать женщинам равные права с собой?
  • Неужели белые люди Америки или ЮАР разом так поумнели и подобрели, что решили дать своим чернокожим согражданам равные с собой права?
  • Неужели аристократы сами добровольно отказались от всех своих привилегий?

Чтобы ответить на все эти вопросы, нам придется вернуться к нашему примеру о первобытных отце и сыне из начала нашей статьи.

Отец, в своём воспитании сына, делал акцент на том, что на любую агрессию всегда следует ждать ответную агрессию. Не только убийство, но всякое ущемление, нанесенная обида, оскорбление вызывали в человеке жажду мести и нередко переходили в кровную вражду на много поколений. Вся последующая история тому свидетель.

Конечно же никто и никогда добровольно не отказывался от своих привилегий и преимуществ. И только сидящая в каждом угнетенном человеке уверенность от Бога (или от Природы, кому как нравится), что он имеет абсолютно такое же право на Сохранение Гена, что и все люди вокруг, со всеми вытекающими из него естественными правами на жизнь свою и своих детей, правами на обеспечение их жильём, едой, здоровьем, а сегодня ещё со всеми социальными правами, поднимала человека на самую ожесточенную борьбу за это право.

Любое притеснение, любое ущемление этого самого естественного права человека обязательно вызывает его ответную реакцию.

Мужчины не дарили женщинам равные с собой права. Женщины завоевали их в длительной, тяжёлой, изнурительной борьбе, подвергаясь жестоким преследованиям и даже попадая в тюрьмы. Здесь достаточно вспомнить женские движения феминисток, суфражисток и др., сотрясших западный мир в прошлые века.

Метрополии не дарили независимости народам своих колоний в Азии и Африке. Восставшие народы завоевали свое право на достойное Сохранение Гена в страшных антиколониальных войнах в ХХ веке, положив на алтарь свободы миллионы жизней своих лучших представителей.

Нигде и никогда наследственно правящие аристократические классы не отказывались добровольно от своих привилегий на несправедливое распределение доходов от труда всего общества. Отмена привилегий всегда осуществлялась в результате кровавых революций. Вся мировая история этому свидетель.

Отмена рабства в США и отмена апартеида в ЮАР не были подарками белых граждан своим чернокожим согражданам и были бы невозможными без яростной, отчаянной и жертвенной борьбы черного населения за равные с белыми права.

Постепенно до человека стала доходить простая истина состоявшая в том, что нельзя надежно сохранить свой ген, угнетая других. Человек начал понимать, что надо искать другие пути сохранить свой ген, не отнимая насильственно эту возможность у других.

И решающую роль сыграла здесь Свобода Выбора, дарованная исключительно человеку среди всех живых существ. Именно эта Свобода Выбора, позволившая древнему человеку начать одомашнивать животных и осваивать земледелие, обмениваться товарами с соседями позволила ему понять, что в долгосрочной перспективе это более надежный способ прокормиться и сохранить свой ген, чем отнимать всё это у соседа. И тем более надёжный, если это поймёт и сосед тоже.

Опять возвращаемся в древний мир. Время шло. Жизненная необходимость, которая сегодня зовётся глобализацией, заставляла людей объединяться во всё более и более  крупные сообщества. Этого требовали совместная охота, совместная защита территории.

Совместная жизнь в таких крупных сообществах требовала строгого сдерживания агрессивности и родители теперь начали учить своих детей навыкам, необходимым для этого совместного проживания, уже не ссылаясь на возможную ответную реакцию другой стороны.

Постепенно первоначальные причины возникновения такого воспитания стали забываться и воспитание терпимости, поначалу хотя бы по отношению к членам своего племени, становится обязательным.

Так зарождались первые гуманистические навыки, а такое воспитание позже стали называть гуманистическим, а людей безоговорочно исповедующих его – гуманистами.

Этот Гуманизм закреплялся в обществе в виде Прав Человека. Государства, построенные на приоритете прав человека, мы называем правовыми. Никто не станет спорить, что к таким государствам прежде всего относятся страны Европы и Северной Америки, где соблюдаются права не только человека, но даже и права животных.

Но всегда ли так было? Нет!

В XV-XVI веках европейцы начали колониальные захваты, которые фактически начались ещё с крестовых походов в ХI-XV веках. Эти колониальные захваты отличались особой жестокостью, которой не знала человеческая история, и массовым геноцидом аборигенных народов и в результате привели к уничтожению, по разным оценкам, до сотен миллионов коренных народов Азии, Африки и Америки.

Надо признать, что эти страшные цифры мало повлияли на сознание европейцев, несмотря на одинокие и слабые протестные голоса европейских гуманистов.

И только после двух мировых войн, в которой сами европейцы потеряли миллионы жизней своих граждан, после кровавых войн за независимость колониальных народов, голос гуманистов зазвучал достаточно громко на уровне национальных правительств и вновь образованных международных организаций.

Но ни потери в антиколониальных войнах, ни массовые антивоенные протесты, поднявшие планку гуманизма до небывалых ранее высот,  не сыграли решающую роль в том, что метрополии покинули свои колонии.

Решающую роль в этом сыграло то, что достигнутый в западных странах к этому времени самый высокий уровень Свободы Выбора граждан, способствовал небывалому ранее развитию технологий, и как следствие, высочайшему подъёму экономики.

Наконец западные правители поняли, что гораздо выгоднее развивать науки, технологии и конкуренцию, тем самым поддерживая опережающий уровень развития своих экономик, чем постоянно сталкиваться с проблемами восстаний в колониях , а также антивоенных и антиколониальных массовых протестов у себя дома. 

Гораздо выгоднее производить высокотехнологичные товары и продавать их третьему миру, чем с постоянным риском грабить их ресурсы.

В подтверждение наших слов заметим попутно, что неслучайно колонии освобождались строго в том порядке, в котором находился уровень  Свободы Выбора в их метрополиях. Самыми первыми освободились французские колонии, а самыми последними португальские.

И уровень насилия в мире значительно снизился.

Когда мы произносим здесь слово «выгоднее«, мы должны сделать важное уточнение «выгоднее для большинства», но вовсе не для всех.

Большинство исторически побеждало, потому что  в конечном итоге оказывалось сильнее, не потому что кто-то внушил нам, что это «справедливо».

В конце концов «принцип большинства« закрепился в понятии демократии. Но не будем забывать, что при всех демократических реформах есть слои населения теряющие свои привилегии и проигрывающие в результате этих реформ. В этом и состоит суть демократии.

Но жизнь не стоит на месте. Быстро растущий экономический разрыв между богатыми странами и их бывшими колониями с одной стороны и неизбежным ускоренным процессом мировой глобализации с другой стороны готовит новый вызов западным странам.

И первые сигналы этого вызова – огромные потоки беженцев из стран Азии, Африки, Латинской Америки в Европу, США, Канаду.

И если в ближайшие десятилетия Запад вместе с Китаем, Японией, Австралией и Южной Кореей не предпримут срочных мер по сокращению ужасающего разрыва между богатыми и нищими странами, то скоро будет некому продавать свои товары и произойдёт коллапс от потоков беженцев, которые будут постоянно нарастать, благодаря интернету и современным транспортным средствам.


Теперь мы в состоянии ответить на вопрос, поставленный в заглавии статьи, существует ли гуманистическая мораль?

Разобьем наш вопрос на три части:

  • Существует ли в нас врожденная гуманистическая мораль?

Увы, нет! Вся история истребления человека человеком доказательство этому. Более того, насколько известно современной науке, все народы на ранней стадии своего развития прошли через человеческие жертвоприношения и даже каннибализм. Какая уж тут врождённая гуманистическая мораль? Другими словами, все наши гуманистические традиции это результат длительной многотысячелетней эволюции, которая развивалась поступательно путём проб и ошибок.

  • Можно ли надеяться, что с таким трудом завоеванные  человеком гуманистические традиции, закрепились в нас?

Увы, опять нет! Любые традиции, в том числе и гуманистические, могут исчезнуть в мгновение ока под воздействием внешних факторов, направленных на разрушение этих традиций. В двадцатом веке народы России, Германии и Китая с достаточно развитой историей цивилизации под воздействием учений коммунизма и нацизма легко пошли на уничтожение сотен миллионов людей на земле, включая  собственных граждан. Что уж тут говорить о гуманитарных катастрофах в Камбодже и Руанде, где самим населением было уничтожено до четверти-трети своего состава. Другими словами, гуманистическая мораль, как и мораль вообще, есть только условный рефлекс.

  • Означает ли вышеизложенное бесперспективность гуманистического будущего человечества?

К счастью, нет! Мы отчетливо наблюдаем рост  гуманистических принципов всё больше и больше управляющих человеческими и межгосударственными отношениями, несмотря на периодические отступления от них.

Оказалось, что Гуманизм дает более выгодную организацию общества для лучшей реализации главных инстинктов человека: Сохранения Гена и Свободы Выбора.

Общество с гендерным равенством оказалось выгоднее, чем общество с дискриминацией женщин. Сравните с исламскими странами, и посмотрите как огромные потоки беженцев из мусульманских стран Азии и Африки пытаются попасть в страны западного мира, игнорируя исламские принципы в отношении женщин! Те, кто имеют детей, мечтают вырастить их в безопасном и  свободном мире. А те, кто их ещё не имеет, мечтают об этом. Гендерное равенство пришло в западный мир не только вследствие борьбы женщин за равные свои права, но и потому что мужчины убедились, что общество построенное на принципах такого равенства будет более устойчивым и процветающим.

Америка отменила рабство не только в результате борьбы чернокожего населения за свои права, но и в результате того, что основная масса белых американцев поняла, что общество без расизма производительнее, безопаснее для всех, т.е. выгоднее, чем общество с расовой сегрегацией. Конечно, этому в некоторой мере способствовали и просветительские речи и призывы гуманистов.

Коррупция, всецело завладевшая странами Азии, Африки и Латинской Америки, за небольшим исключением, служит интересам абсолютного меньшинства, как правило властного меньшинства, и является свидетелем низкого уровня Свободы Выбора в этих странах. В демократических странах с достаточно высоким уровнем Свободы Выбора, благодаря свободной прессе и контролю гражданского общества, удаётся сдерживать коррупцию в жёстких рамках, несмотря на природную склонность и готовность большинства людей участвовать в ней, как ни прискорбно это признавать. И это опять же служит интересам большинства.

В двадцатом веке в западных капиталистических странах был проведен ряд фундаментальных реформ, призванных серьезно поднять уровень жизни наемных работников. Это сокращение рабочего дня, гарантии минимальной заработной платы, пенсии, всевозможные социальные страхования, стимулирование заинтересованности работников в росте доходов своих компаний, путем продажи им акций и многое другое. Соответствующие этим реформам законы были приняты не в результате гуманистических настроений правящего капиталистического класса, а в результате стачек и забастовок наемных работников, опасений кровавых коммунистических революций подобных русской 1917 года, страха за невозможность вырастить детей в нестабильном государстве, т.е. страха за Сохранение Гена.

Но очень быстро все убедились, что  гуманистически реформированный капитализм оказался к тому же выгоднее практически для всех членов общества и дал невиданный ранее рост производительности труда, всеобщего благосостояния, а значит лучшие для всех условия реализации Сохранения Гена.

Движение мирового общества в сторону гуманизации будет продолжаться. Это требование самых фундаментальных инстинктов  человека: Сохранения Гена и Свободы Выбора (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста«).

Поскольку гуманизм является по существу одной из граней Свободы Выбора, то по Закону Хьюмандинамики (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста«) он будет расти вместе с ней.

Наш главный вывод: гуманистически построенное общество выгоднее для большинства, чем любое другое. 

Тут же возникает вопрос: «А почему, собственно говоря, общество построенное на принципе воли большинства справедливо? Ведь при этом проигрывает меньшинство?» Да проигрывает! Но в демократическом обществе у него остаются незыблемыми и неприкосновенными Права человека. В этом залог устойчивости демократических государств.

На вопрос, поставленный выше: «Когда нация обретает иммунитет от тоталитарной идеологии?», мы можем теперь ответить: «Тогда, когда нация имеет достаточно длительный, в несколько поколений, демократический опыт».

Россия, Китай и Германия, оказавшиеся жертвами коммунистической и нацистской идеологий в первой половине двадцатого века, такого опыта не имели. Германская демократия, начавшаяся с Веймарской республики просуществовала менее одного поколения, а Россия и Китай не имеют настоящего демократического опыта до сих пор. Возьмем к примеру Италию, имевшую такой опыт. Фашизм в Италии во главе с Муссолини пришел к власти даже раньше, чем в Германии, однако он не смог стать там общенациональной идеей.

Ни одна нация на земле не застрахована от прихода к власти тоталитарной идеологии. Возможность возникновения нового коммунистического или фашистского государства на земле существует, но ее вероятность  постоянно уменьшается со временем. И порукой тому Закон Хьюмандинамики (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста«).

Тем не менее «добро» надо постоянно поддерживать как культурные насаждения, а «зло» может произрастать самопроизвольно как сорняк.

Как показывает вся историческая практика, гуманистическая мораль никогда не предотвращает новые социальные катастрофы и, как мы уже сказали, развивается a posteriori.

Так нужна ли нам она в таком случае? Несомненно нужна!

Она спасает нас от повторения старых катастроф и таким образом набирается опыта. Человек всё-таки становится гуманнее!  В книге «Последняя Вера: книга верующего атеиста» приведено достаточно много примеров невиданного роста Свободы Выбора, особенно с середины прошлого века, а значит и гуманизма, и мы не будем их здесь повторять.

Ответим только на вопрос, почему меняется риторика публичных выступлений политиков. Культура войны, через которую прошли все народы начиная с древности (вспомните Спарту!) вплоть до середины прошлого века, считается сегодня табу у политиков. Во всяком случае вслух они в этом не признаются. Мы не слышим больше от политиков бредовых идей о превосходстве одной расы над другими или одного сословного класса над другими, как это было в Советском Союзе, в нацистской Германии, относительно недавно в ЮАР, а еще раньше в США до принятия законов о десегрегации. Уже давно канули в Лету не менее бредовые идеи разделяющие общество по принципу «голубой крови» на патрициев и плебеев. Мы больше не слышим политиков открыто провозглашающих сексистские взгляды.

Если мы больше не слышим таких политиков, то это ещё не означает что их нет. Они есть и всегда будут!


Закончим статью самым свежим примером наших дней, показав как на наших глазах создается новый элемент гуманистической морали – осуждение харассмента.

Пока только США оказались готовыми к открытому и безоговорочному осуждению этого явления. Во Франции, группа актрис во главе с Катрин Денёв обеспокоились  перегибами борьбы с харассментом, хотя с самого начала было очевидно, что речь идёт о неприемлемых для женщины домогательствах со стороны мужчины. Почти сразу же после уверенного заявления знаменитого режиссёра Андрея Кончаловского, что в России такая реакция на харассмент невозможна, три отважные русские журналистки начали бескомпромиссную борьбу с домогательствами одного депутата Государственной Думы. Здесь Россия оказалась на высоте.

Поскольку в 21 веке всё происходит с такой огромной скоростью, можно уверенно сказать, что с харассментом в западном мире будет покончено буквально через несколько лет.


P.S. Для тех кому интересны статистические подтверждения наших выводов, рекомендую замечательную лекцию выдающегося ученого современности Стивена Пинкера, где он цифрами и графиками убедительно доказывает факт постоянного снижении насилия в мире с древнейших времён до наших дней, вопреки широко распространённому заблужденю, что «раньше люди были лучше».


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

ПВ-анализ. Книги: «Морской Волк» (Джек Лондон) и «Луна и Грош» (Сомерсет Моэм).

Что объединяет эти, казалось бы очень далекие, две повести?

Сегодня мы поговорим о Свободе Выбора (см. “Последняя Вера: книга верующего атеиста”) в её экстремальной, гипертрофированной форме. Героев этих повестей, капитана промысловой шхуны Волка Ларсена и художника Чарлза Стрикленда, объединяет одержимость одной всепоглощающей страстью к личной Свободе Выбора.

Той страстью, которая отвергает не только законы и традиции окружающего  общества, но и преодолевает даже основной закон живой природы, а именно, Закон Сохранения Гена (см. “Последняя Вера: книга верующего атеиста”): один из них так и не завел детей; другой их просто бросил.

Капитан Ларсен, лицо которого производило впечатление «ужасной, сокрушающей умственной или духовной силы», считает, что миром правит  только сила и с самого раннего детства пробивается по жизни не считаясь ни с кем и ни с чем, ничем не ограничивая свою Свободу Выбора, вплоть до убийства, чтобы достичь той социальной ступени, которой, как он уверен, заслуживает.

Напротив, тихий, ничем не примечательный и заурядный биржевой маклер Стрикленд, никогда и ни в чём не проявлявший бунтарского характера, вдруг в 40-летнем возрасте неожиданно для всех своих родных, коллег и друзей бросает семью, службу и решает стать художником. Ради этого он уезжает сначала в Париж, где постигает азы искусства живописи.

Выпустив на волю так долго дремавшего, и так долго подавляемого в себе демона Свободы Выбора, Стрикленд превращается в такую же личность, что и капитан Ларсен, без всяких моральных барьеров. Он сходится с влюблённой в него женой своего друга и благодетеля Дика Стрева, использует ее как бесплатную натурщицу и в конце концов бросает ее, когда отпадает в ней надобность.

Как и капитан Ларсен без сна и отдыха гоняющийся за морскими котиками по морям-океанам, Стрикленд, не зная покоя, неистово пишет картины одну за другой как-будто выполняет чей-то заказ с «самого верху», а закончив очередную, тут же теряет к ней всякий интерес. Оба они, и Ларсен и Стрикленд, без оглядки на окружающий мир, идут по одному, известному только им самим и Богу, пути. Однако, очень скоро Стрикленду становится  тесно в тех рамках, начавшей задыхаться на рубеже 19-20 веков классической живописи, что в конце концов он опять бросает всё и уезжает на остров Таити, где уже ничто не мешает ему реализовать то, что изнутри него, разрывая душу и плоть, рвется наружу.

Что это за люди, Ларсены, Стрикленды? Что движет ими по жизни? Можем ли мы строго судить их? Много ли их среди нас и зачем они нужны на земле?

А что двигало Колумбом, первооткрывателем Америки? Ему было тесно на трех континентах? Что двигало Эйнштейном, открывшим Теорию Относительности? В этом случае мы точно знаем, что ему было тесно в рамках ньютоновской механики, чтобы объяснить опыт Майкельсона-Морли. Что двигало Буддой, Христом, Мухаммедом, которым также стало тесно в рамках существовавшей до них морали, и они предложили людям иной взгляд на себя, на своё место в мире и на человеческие взаимоотношения? Что движет людьми, недовольными существующим уровнем Свободы Выбора в обществе и мечтающими о революции, чтобы расширить ее? Что движет людьми всю свою жизнь наблюдающими за звездами, пишущими музыку, книги и картины?

Слава и деньги? Может быть. Но ведь это самый трудный, самый ненадежный путь путь к славе и деньгам! Только единицам из тысяч удаётся достичь их. Остальные заканчивают свою жизнь в нищете и безвестности, а то и трагически как наши герои Ларсен и Стрикленд.

Образ бедного художника, музыканта, ученого укоренился в мировой литературе и мировом кино. Тем не менее из поколения в поколение рождаются люди сознательно несущие свою жизнь в жертву этой страсти. Страсти расширения Свободы Выбора!

И те, кому удаётся расширить свою личную Свободу Выбора, хотя бы в своём ремесле, как следствие, расширяют ее и для всего человечества. И тем самым они подталкивают человеческое общество на новую ступень цивилизации. Это те люди, кому удаётся изменить мир, продвинуть его вперед по Стреле Времени.

Сегодня на нашей планете возможно самым ярким представителем этих «штурмующих небо» людей является Илон Маск. То ему стало «тесно» в современных автомобилях и дорогах и он готовит революционные решения проблем связанных с ними. Теперь ему становится «тесно» на самой Земле и он рвется на Марс.

А как обстоит дело у фанатов Свободы Выбора с первой заповедью Последней Веры, т.е. с Законом Сохранения Гена?Чаще всего, не очень. Одержимые своей главной и единственной страстью, они нередко «забывают» о семье, о детях. Недавно прошедший по многим каналам фильм «Гений» об Альберте Эйнштейне только лишний раз напомнил об этом. Но кто может судить этих людей, кроме самой семьи?

Тем не менее представители этой породы людей ярки и привлекательны. Окружающие ищут их дружбы или хотя бы внимания. Но признаемся честно, кто из нас захочет отдать замуж свою родную дочь или сестру за таких людей, как Ларсен или Стрикленд?

Ну, а что сказать теперь об остальных нас, 99 процентах обывателей? Мы можем смело заявить, что мы возводим города, строим фабрики и заводы, возделываем поля, преподаем в школах и университетах, играем в оркестрах, хотя не пишем музыки, печатаем книги, хотя не пишем их, кормим, одеваем и лечим всех, включая тот самый 1 процент, именно на нас держатся все социальные институты, т.е. мы тоже нужны.

Когда одного моего друга спросили, зачем истории были нужны 99 процентов человечества, если вся цивилизация создавалась менее чем 1 процентом, он ответил: «Для того, чтобы рождать этот 1 процент!»


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

ПВ-анализ. Фильмы: «Брак по-итальянски» и «Мой сводный брат Франкенштейн».

Этой статьёй мы открываем большой (надеемся) специальный цикл посвящённый краткому анализу известных художественных фильмов и книг с точки зрения Последней Веры (см. “Последняя Вера: книга верующего атеиста”), который мы будем называть «ПВ-анализом».

Мы будем предполагать, что содержание обсуждаемых фильмов и книг хорошо известно широкому кругу читателей и потому не намерены их пересказывать.

Поскольку автор мало знаком с современной литературой и  кинематографом, то примеры для разбора будут браться в основном из произведений прошлых веков, предоставляя более поздние времена свободному творчеству читателей, ПВ-анализы которых мы с удовольствием будем публиковать на наших страницах.

Итак, начинаем…


Фильм 1-й:  Брак по-итальянски.

Знаменитый фильм Витторио де Сика с великими актерами Софи Лорен и Марчелло Мастроянни в главных ролях, действие которого происходит в послевоенной Италии.

Доменико Сориано, преуспевающий и любвеобильный бизнесмен, который больше всего на свете ценит свою Свободу Выбора, и особенно свободный выбор объектов своей страсти, доживает холостым до вполне солидного возраста.

Когда же он, наконец, решается исполнить Закон Сохранения Гена, другими словами жениться и родить ребёнка, то узнаёт, что у его домоправительницы и главной любовницы в течение многих лет Филумены Мартурано, есть три взрослых сына и один из них его. 

Что тут начинается?! Всеми правдами и неправдами Доменико пытается узнать от Филумены который из трёх юношей его сын, мечтая выделить его из троих, дать ему хорошее образование, успешное и богатое будущее. Настоящий Закон Сохранения Гена!

Но для матери все трое детей её гены, и она, конечно же, не раскрывает тайны. Опять Закон Сохранения Гена!


Фильм 2-й:  Мой сводный брат Франкенштейн.

Режиссёр Валерий Тодоровский, Россия (2004). Благополучная московская семья, отец которой (арт. Ярмольник) неожиданно узнаёт, что у него в провинции есть взрослый внебрачный сын Павлик (арт. Спиваковский), физический и психический инвалид чеченской войны, нуждающийся в операции в московской клинике.

После того, как отец забирает этого сына в свою московскую семью, разворачивается настоящая трагедия, порождаемая Законом Сохранения Гена: отец разрывается между старшим сыном и женой с двумя детьми-подростками. А жена (арт. Е. Яковлева) естественным образом защищает только своих детей, только свой ген, опасаясь, и не без оснований, совместного их проживания со сводным старшим братом с повреждённой психикой.

И сразу вспомнились «злые мачехи» из бесчисленных сказок всех народов мира. Сегодня справедливость требует, если не реабилитации, то по крайней мере беспристрастного разъяснения поведения мачех в свете ПВ: защищая своих генетических детей и пытаясь устранить с их дороги пасынков и падчериц, мать слепо следует основному закону всей живой природы, Закону Сохранения Гена.

Кто может ее осудить? Разве  только женщина с настолько благородной душой (которая возможна исключительно при развитой Свободе Выбора), что способна преодолеть этот слепой инстинкт и принять неродных детей, как своих родных.

Такие женщины редки, но  были всегда и существуют сегодня!


Начиная с конца прошлого века мы всё чаще слышим как в богатых странах Запада появляются семьи (не обязательно бездетные!) берущие на воспитание детей из неблагополучных стран Азии, Африки и Латинской Америки. И нередко детей с серьезными проблемами здоровья.

Не является ли это результатом работы Закона Хьюмандинамики, согласно которому Свобода Выбора на Земле со временем только растет (см. Последняя Вера: книга верующего атеиста)?


Кармак Багисбаев, кандидат физико-математических наук, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

Яркий видео-клип с примером Закона Сохранения Гена.

Недавно, шатаясь по Интернету, наткнулся на видео-клип, как будто специально поставленный для иллюстрации Закона Сохранения Гена из первой беседы в книге «Последняя Вера: книга верующего атеиста».

Отец и дочка-подросток, переходившие зимой небольшую речку, проваливаются под лёд. Отец, мгновенно и не раздумывая, одним рывком выбрасывает дочку из полыньи. Когда же дочка поворачивается к отцу, чтобы подать ему руку, он грозным криком отгоняет ее от себя и пытается выбраться сам, не рискуя дочерью. Другими словами, в течение нескольких секунд отец дважды исполнил Закон Сохранения Гена, о котором он может и не слыхал:

https://www.youtube.com/watch?v=raE51ojZXb0

Закон Сохранения Гена – это то, что объединяет нас, людей, со всем остальным живым миром. Вплоть до бактерий. Вплоть до растений.

Закон Свободы Выбора – это то, что отличает нас, людей, от всего остального живого мира.


Кармак Багисбаев, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

Почему христианская идея непротивления злу насилием была обречена с самого начала?

А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую. 

Иисус Христос. Евангелие от Матфея.

Почему этот, казалось бы разумный призыв Христа к отказу от мести, не нашёл и никогда не находил сколь-нибудь заметного отклика и понимания среди людей? Почему, например, любой психически и физически адекватный мужчина в ответ на пощечину мгновенно и не задумываясь выбрасывает вперёд свой кулак? Можно ли реально отказаться от мести?

Однако нельзя сказать, что этот призыв Христа совсем не был услышан людьми. В разное время, в разных местах христианского мира появлялись как отдельные личности, так и группы людей, пытавшиеся следовать этому призыву Христа.

Самым известным из них был, пожалуй, великий русский писатель и мыслитель Лев Толстой, который и является автором термина «непротивление злу насилием». Последовавшие за Толстым немногочисленные группы людей, которых называли «непротивленцами», вскоре приобрели сектантский характер и недолго просуществовали в таком виде, менее одного поколения.

Почему люди, в подавляющем большинстве своём, не могут следовать этой заповеди Христа? Имеем ли мы право осуждать это «подавляющее большинство»?

Нет! Не имеем! Потому что человек не живёт по чьим-то принципам, выдуманным  пусть даже самыми гениальными людьми. По Закону Сохранения Гена (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста»), данному Богом (или природой), человек не только может, но и обязан защитить свою жизнь и жизнь своей семьи всеми доступными средствами. 

Для того, чтобы остановить зло, которое само по себе никогда не останавливается, особенно если не встречает сопротивления, цивилизация перенесла в суды варварский «закон мести на месте»  и это удовлетворило большинство населения. Но когда зло проистекает от самого государства, которое подчиняет себе суды, превращая их в пустую формальность, то народ поднимается на революцию, чтобы защитить свои естественные права на условия жизни гарантирующие Сохранение Гена.

Почему потерпели исторический крах все другие романтическо-утопические учения, такие как, например, коммунизм?

Проблема даже не в том, что коммунистическая идея всегда приходила к власти исключительно кровавым путем.  Придя к власти эта идея пыталась в начальный период своего правления осуществить равенство всех в праве на Сохранение Гена, а именно: реально равный доступ к образованию, равный доступ к медицинскому обслуживанию, почти равный доступ к очень ограниченным материальным благам, и даже равновозможность в служебной карьере, если эта карьера не касалась сферы управления, где безраздельно  царствовали одни коммунисты. И надо признать, что это им даже удавалось поначалу. Тогда почему же коммунизм провалился с таким треском?

Ответ как всегда предельно прост. Народ, получивший более или менее сносные условия для реализации своего инстинкта Сохранения Гена (хлеб и кров), начинает сразу и не менее остро испытывать после этого потребность в Законе Свободы Выбора (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста»), а точнее в постоянном расширении Свободы Выбора: в свободе слова, в свободе выбирать и быть избранным, в свободе передвигаться, в свободе выбора местожительства, в свободе предпринимательства, в свободе совести и т.д.

И вот все эти свободы коммунисты отвергли начисто, открыто заявив надуманную диктатуру пролетариата! Последствием этого запрета на Свободу Выбора оказалось неизбежное падение уровня Сохранения Гена (или уровня жизни) в СССР.

Отвергнув Закон Свободы Выбора и создав мощнейший карательный аппарат для подавления всякого инакомыслия, коммунистическая идея вступила в открытый конфликт с законом природы (Бога), а именно с Законом Хьюмандинамики, согласно которому Свобода Выбора человечества неуклонно увеличивается со временем (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста»), чем обрекла себя на скорую смерть.

Нигде и никогда в мире коммунистическая идея не могла сохранить свою власть без жесткого принуждения, насилия и подавления Свободы Выбора, без уничтожения миллионов собственного населения: СССР, Китай, Камбоджа и др., ничуть не уступая таким человеконенавистническим идеям, как фашизм и нацизм.

Можно только добавить,  что все подобные идеи типа чучхеизм, чавизм, чегеваризм, нуждающиеся в подавлении Свободы Выбора для сохранения своей власти, исторически обречены.

Мы начали статью с критики христовой заповеди «непротивления злу насилием», как нереализуемой на практике. Но не этой заповедью велик и знаменит Христос, не ею он останется навсегда в сердцах человечества.

Его другая заповедь «Возлюби ближнего как самого себя» или лучше «Сострадай ближнему как самому себе» (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста») только-только начинает набирать силу и осознание в нашем мире и этот его призыв будет слышен ровно столько, сколько будет существовать человечество.


Кармак Багисбаев, кандидат физико-математических наук, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media:

Верующий атеист – оксюморон, метафора или глупость? В чём различие между верой и знанием?

Эти два непрекращающихся читательских вопроса потребовали развернутого изложения ответов, которые казались нам поначалу простыми и очевидными.

Начнём с первого. Верующий атеист – оксюморон, метафора или глупость?

Если человек считает, что все события, происходящие во вселенной начиная с Большого взрыва, можно объяснить исходя из законов Галилея-Ньютона-Эйнштейна…, а в живом мире из законов Дарвина и генетики, не привлекая концепции Бога, то можно ли уверенно назвать этого человека атеистом?

Если при этом этот человек не знает, что было до Большого взрыва, почему существуют законы природы, почему они работают так согласованно между собой, если он понимает, что доказать существование Бога также как и отрицать его существование для ответа на эти вопросы невозможно, то можно ли его назвать этого человека верующим?

Существует философское течение называемое агностицизмом, имеющее отношение к нашему вопросу, но речь у нас пойдет о другом.

Мы сможем дать полный ответ на первый наш вопрос, если рассмотрим его одновременно со вторым. В чём различие между верой и знанием?

Подражая примеру на закон сохранения энергии из знаменитых «Фейнмановских лекций по физике» мы тоже построим следующий свой «детский пример».

Ребёнок средних классов, еще не приступавший к изучению физики, с самого детства наблюдал как предметы, неосторожно выпущенные из рук всегда падают вниз. Сначала это были чашка с чаем или тарелка с кашей, или бутерброд с маслом, который падал на ковер, как ему казалось, обязательно маслом вниз, отчего ему доставалось от матери, потом это была отцовская гантеля, которая обязательно падала на ногу, ну а позже это был айфон падавший обязательно на  кафельный пол. Кроме того, он замечает, что все эти предметы падают с равным (на глаз) ускорением.

Ребёнок, ещё не знающий закона всемирного тяготения Ньютона, делает гениальное научное открытие: «всякое» тело выпущенное из рук падает вниз с постоянным одинаковым ускорением.

Это открытие есть научное знание или вера? Мы покажем сейчас, что по большому счёту это вера.

Действительно, ведь наш ребенок ронял чашку, тарелку, бутерброд, гантелю, айфон, т.е. его знание распространяется только на эти предметы. Он не ронял «всякое» тело!

Вечером он рассказывает о своем открытии, пришедшему с работы, отцу-инженеру. Отец хвалит ребёнка, но спрашивает его, уверен ли он в слове «всякое» в своем законе. Ребенок отвечает, что верит в это. Тогда отец надувает шарик и выпускает из рук. Шарик опускается на пол, но медленно, с «неправильным» ускорением, точнее вообще без ускорения. Во второй раз отец надувает шарик гелием и опять выпускает его. Шарик вместо того, чтобы опуститься вниз, нарушая открытый ребёнком закон, начинает подниматься вверх. В третий раз отец выпускает из рук листок бумаги, плоскостью параллельно полу, и этот листок кружась тоже с «неправильной» скоростью медленно опускается вниз.

Ребёнок сильно опечален нарушением своего закона, но отец успокаивает его, говоря ему что его закон не нарушен полностью. Просто найдены границы его применимости. Он рассказывает ребёнку про воздух окружающий нас, рассказывает о выталкивающей силе Архимеда, о силе сопротивления воздуха и, что в средних классах он будет изучать второй закон Ньютона, который при учёте всех сил: сил тяжести, архимедовой силы и силы сопротивления воздуха, даст более общий закон правильно описывающий падение тел на землю.

А открытый тобою закон, говорит отец, для «всяких тел» оказался верой, но не знанием. Но он остаётся, уточняет он далее, вполне справедливым для достаточно небольших, тяжелых и хорошо обтекаемых тел.

Дойдя до средних классов и изучив эти законы Ньютона, ребенок начинает верить, что наконец то он обладает не верой, а настоящим знанием. Каково же было его разочарование, когда в старших классах, изучив закон всемирного тяготения Ньютона, он понимает, что и уточненный его закон со словами «с постоянным ускорением» опять оказался верой, но не знанием и, что эти слова надо отбросить или уточнить закон, добавив «вблизи поверхности земли». 

Может теперь он обладает настоящим полным и безукоризненным научным знанием?

Поступив на физический факультет университета, бывший наш ребенок, а ныне студент, узнаёт то, что не знает даже его отец-инженер. Что вблизи очень массивных звёзд закон тяготения Ньютона опять нарушается, и что вместо него надо принимать закон тяготения Эйнштейна, вытекающий из общей теории относительности, как более точный. Является ли закон тяготения Эйнштейна последней истиной? Хотелось бы верить в это, но в последнее время в среде астрофизиков уже раздаются голоса, что и он не последняя истина, что вроде наблюдаются некоторые расхождения с наблюдениями и, что нужна новая теория.

Заканчивая статью, я хочу теперь предоставить читателям самим ответить на оба своих вопроса, с которых начиналась эта статья.


Кармак Багисбаев, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Share on social media: