Архив рубрики: Религия

Верующие и Неверующие. Две человеческие цивилизации.

«Ребята, давайте жить дружно!»

Кот Леопольд

Пусть читателя не пугает такое громкое и «нахальное» название статьи. Я ни в коей мере не являюсь ни философом, ни религиоведом, чтобы всерьёз браться за такую большую и необъятную тему.

Моя задача куда уже — это постараться понять то принципиальное различие между людьми, которое ведёт одних в религию, других в атеизм.

Вот уже на дворе стоит 21-й век, а споры о существовании или несуществовании Бога продолжаются с той же яростью, что и тысячи лет назад, в том числе и на нашем сайте «Последняя вера».

К сожалению, чаще всего эти споры до сих пор не поднимаются выше уровня спора Остапа Бендера с польскими ксендзами: «Бог есть!» и «Бога нет!».

Пора бы задуматься: «А почему?»

Почему ни одна из сторон не может привести убедительные для другой стороны доказательства существования или несуществования Бога?

Вопрос этот отнюдь не праздный, от которого можно было бы просто отмахнуться. Он раскалывает человеческое общество на две части: верующих и атеистов.

Как возникли эти части и как исторически меняется соотношение между этими частями, мы попытаемся проследить ниже. Мы покажем, что спор этот сколь бессмыслен, столь же и бесплоден. По крайней мере, на данном этапе человеческого развития. Потому что природа понимания «доказательства» у верующих и атеистов оказывается принципиально разная.

Иногда бывает так, что решить общую задачу легче, чем частную. Почему? Да потому что обилие мелких второстепенных деталей частной задачи рассеивает, отвлекает внимание от главной и единственной формулировки общей задачи.

Поэтому мы сначала рассмотрим более общую задачу: как люди вообще воспринимают, познают и отражают в своём сознании окружающий мир.

Если присмотреться к людям, то нетрудно заметить, что, среди них ярче других выделяются две группы, принципиально различающиеся между собой по восприятию этого окружающего мира и отражению его в своём сознании.

Группа E

Люди этой группы убеждены, что любое утверждение может быть либо доказано, либо опровергнуто на базе известных и доказанных ранее фактов или на базе новых системных наблюдений и опытов, которые любой другой человек может ПЕРЕПРОВЕРИТЬ. Например, на базе законов Ньютона в физике, или на базе закона эволюции Дарвина в биологии.

Сюда относятся представители естественных наук: физики, химии, биологии, астрономии, географии, геологии; всевозможных технических наук. Предметом интереса этих людей служат материальные объекты (живые и неживые), составляющие физическую и биологическую реальность окружающего мира.

Этих людей называют «естественниками», «физиками», «технарями», «материалистами» и т.д.  Кроме того, сюда же в эту группу входит огромное количество людей, не имеющих никакого отношения к наукам, но строящих свою жизнь на базе собственного опыта.

Мы будем называть эту группу людьми Опыта и обозначать их буквой E (от английского Experience).

Отличительной и принципиальной их особенностью является то, что они никогда и ничего не принимают на веру, им всегда необходимы опытные проверки любого утверждения, которые осуществлялись ранее с помощью собственных органов чувств, а сегодня с помощью всевозможных тончайших измерительных приборов. Другими словами, главным требованием к любому утверждению в группе Е является его ПРОВЕРЯЕМОСТЬ.

Особое положение в этой группе занимает математика. И хотя она возникла, как естественная наука, сегодня она уже к таковым не относится, никак не связана с природой, но основное требование проверяемости любого утверждения посредством общепринятых логических законов в ней сохраняется.

Возможно первым представителем людей Е в христианском мире был евангелический апостол Фома, прозванный позже «неверующим», который не верил в Воскресение Христово, говоря «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в рёбра Его, не поверю».

А вообще материалисты были задолго до апостола Фомы. Например, эпикурейцы в древней Греции. Были они и в Азии.

Группа F

Люди второй группы, это представители всех искусств, всех гуманитарных наук, люди всевозможных верований и религий, в том числе и сект, основанных на лженауках, верующих в НЛО, в палеоконтакты, в белую и чёрную магии,  а также огромное количество людей, не имеющих никакого отношения ни к искусствам, ни к гуманитарным наукам, но принимающих все события и явления вокруг себя на веру.

Если же они не принимают какую-нибудь новую информацию, то не потому, что она противоречит здравому смыслу или каким-то научным фактам, а только потому, что у них по этому вопросу уже имеется другая, давно сложившаяся вера.

Отличительной и принципиальной особенностью этих людей является то, что все их пристрастия, все их эмоции, все их творения, все их представления об окружающем мире основаны не на опытных данных, не на логических доказательствах, а на внутреннем убеждении, правильнее сказать на вере, нередко на какой-то мистической вере.

Этих людей тоже называют по-разному: «идеалистами», «романтиками», «гуманитариями» и т.д.

Мы будем называть эту группу людьми Веры и обозначать их буквой F (от английского Faith).

Например, одиннадцать апостолов Христа, за исключением Фомы, безоговорочно поверивших в воскресение Христа, были по нашему определению людьми группы F. Так же примерно обстоит дело и в реальной жизни: людей F всегда несравнимо больше людей Е.

Патологически крайней формой людей F являются зомби или легко зомбируемые люди. Предметом интереса людей F служат нематериальные объекты, в основном творения самого человека.

Кто-то возможно возразит мне, говоря, что и в группе F иногда требуют доказательств, например в филологии, на что я могу ответить, что многие утверждения верные или неверные в одном языке, вообще не имеют смысла в другом.

Само наличие такого многообразия языков в мире говорит об их искусственности и случайном возникновении, иначе мы бы все говорили на одном языке. Точно также доказательность, например в исторических науках, не имеет того «абсолютного» характера, какой она имеет в группе Е, т.к. есть немало исторических событий, которым разные уважаемые учёные вместе со своими научными школами дают прямо противоположные оценки, т.е. мы опять приходим к вере: принимаем или не принимаем.

Тем более нет никаких критериев истинности в литературе, в изобразительных искусствах, и особенно в музыке. Есть только внутренняя убеждённость. Здесь нет единого мнения по какому-либо жанру или произведению искусства.

Например, одним нравится симфоническая музыка, другим блатной шансон; и нет никаких доказательств превосходства одного над другим, и даже тот факт, что количество любителей последнего многократно превосходит количество любителей первого, не может служить критерием.

Конечно, кто-то скажет, что при хорошей музыкальной подготовке любитель шансона вполне может перейти в группу любителей симфоний, а обратное практически не случается. Но опять же и этот факт ни о чём не говорит.

Сама принадлежность представителей естественных наук к группе E, а представителей гуманитарных наук к группе F, в достаточной мере условна. Я знаю, например, филолога атеиста до мозга костей и одного биолога, который придерживается не эволюционной теории Дарвина на происхождение видов, а креационистской.

Две цивилизации

Появление на свет людей групп Е или F непредсказуемо и мало зависит от воспитания в семье, от влияния окружающей среды, несмотря на их огромное влияние на жизнь человека.

Действительно, попытки отдать в физмат школу ребёнка, жаждущего заниматься музыкой или наоборот, ни к чему хорошему не приводят.

Люди уже рождаются склонными к «мистическому» или «физическому» восприятию мира, как рождаются правшами или левшами.

Не знаю, насколько это правда, но говорят, что левое полушарие мозга отвечает за образное восприятие мира, а правое – за рациональное, т.е. дети, рождённые с доминирующим левым полушарием мозга, будут относиться к группе F, а с правым – к группе E.

Однако, есть люди с обоими хорошо развитыми полушариями, но они очень и очень редки.

Строго говоря, по моему дилетантскому мнению, наука о мозге находится пока в зачаточном состоянии и потому ко всем её утверждениям следует относиться с большой долей скепсиса.

По словам  одного знаменитого российского нейрохирурга, интервью с которым прочитал недавно в интернете, он ничего не знает о работе мозга, о том, где и как зарождается мысль, где прячется душа человека, потому что ему не раз приходилось видеть интеллектуально  полноценных, хорошо образованных людей, у которых отсутствовала (по разным причинам) большая часть мозга.

Разницу в поведении людей склонных к вере или опыту можно легко заметить даже на концертах иллюзионистов: первые буквально завороженно смотрят на фокусника, переживают, как дети, тогда как вторые напряжённо следят за его руками, пытаясь поймать обман.

Когда-то в молодости, серьёзно беседуя с уфологами и приверженцами теории палеоконтактов, я безуспешно пытался убедить их, что все те чудесные артефакты, на которые они любят ссылаться: египетские пирамиды, Стоунхедж, геоглифы на плато Наска и т.д.  имеют вполне земное происхождение, которые уже успешно объяснили современные инженеры без привлечения инопланетных пришельцев.

Свои безуспешные попытки я объяснял себе тем, что моим визави просто не хватает базового технического образования.

Но я фатально ошибался! Даже их горящие глаза, смотрящие мимо вас, взъерошенные волосы не особенно беспокоили меня, поскольку я привык к таким людям в своей родной среде физиков и математиков.

Но совсем недавно я наткнулся на поразившее меня интервью одного египетского экскурсовода к пирамидам. В этом интервью он сокрушался, что когда он пытается рассказать туристам-уфологам, как на самом деле строились пирамиды древнеегипетскими инженерами, то они не слышат его, потому что не слушают и не хотят слушать!

У них в головах уже сидят готовые теории построения пирамид внеземными пришельцами. Они даже отказываются посмотреть совершенно убедительные видео с современными экспериментами по вырезанию гранита (или известняка), его доставке и перемещению к верхним слоям пирамиды, используя исключительно примитивные инструменты той эпохи.

Точно также бесполезно объяснять людям верующим в Лох-Несское чудовище, что оно «физически» не может существовать в этом озере, т.к. это противоречит давно установленным законам природы: необходимы минимальные размеры популяции для самовоспроизводства, необходимы другие размеры озера и другие биоресурсы для поддержания жизни этого объекта и многое другое.

Но люди верующие в чудовище приезжают на озеро со всего света и живут там месяцами в ожидании чуда. Недавно, некоторые из них додумались до существования подземных каналов между озером Лох-Несс и некоторыми озерами на других материках, проплывая по которым, чудовище появляется и исчезает то там, то здесь в разных концах света.

Почему люди F предпочитают такой взгляд на мир? Через веру во что-то или в кого-то более сильного, более разумного, чем люди и на что люди повлиять не могут, например в Бога или в пришельцев, а когда-то в сказочных чудовищ?

Теперь мы можем дать ответ.

  • Во-первых, всё необъяснимое и непонятное становится для них через такую веру примитивно понятным. Это результат действия чужой, неподвластной и непреодолимой воли.
  • Во-вторых, с такой неподвластной им волей они за что не отвечают. Т.е. это замечательный уход от ответственности.

Ещё первобытные предки человека приматы жили, как и все животные, подчиняясь строгой иерархии в своих социальных стаях, где вся ответственность за жизнь стаи лежала на вождях, на лидерах стаи. И даже позже, выделившись из животного мира с получением Свободы Выбора, человек сохранил этот свой инстинкт покорности властям.

И если этот инстинкт с огромным трудом и кровью был изжит в странах Запада в последние прошедшие века, то и сегодня в остальном мире, где люди никогда не знали Свободы Выбора, процессы демократизации и либерализации встречают ожесточенное сопротивление местных властей.  

Особенно наглядно это видно по армейским уставам, где тысячелетиями существовал закон о беспрекословном подчинении солдата приказу вышестоящего командира. Введённый в армиях стран Запада во второй половине двадцатого века, после ужасных результатов WWII приказ, разрешающий солдатам не подчиняться незаконным и преступным приказам командиров, вызывает самый настоящий шок в командованиях армий бывших советских республик.


Теперь, убедившись в принципиально разном восприятии мира людьми групп Е и F, мы должны признать, что эти группы создают две разные культуры, можно смелее сказать, две параллельные, мало соприкасающиеся цивилизации

Но на самом деле, эти две цивилизации представляют собой две ветви единой человеческой цивилизации.

Фундаментальное исследование этого вопроса есть в книге советского физика-теоретика, академика Фейнберга Е.Л. и в выступлении моего петербуржского друга Романкова Л.П. на симпозиуме в Хорватии.

Эти две ветви имеют абсолютно равноправное значение для духовно-интеллектуальной эволюции человека.

Однако этот факт отнюдь не очевиден для большинства людей. Постоянно возникают споры, какая из цивилизаций Е или F важнее для человека.

  • Представители цивилизации Е заявляют: посмотрите на чём вы ездите, плаваете, летаете, на ваши дома, напичканные электроникой, на ваши орудия труда, на ваши фабрики и заводы, на еду потребляемую вами, и наконец на стул, на котором вы сидите в данный момент. Это всё сделали мы.
  • Представители цивилизации F парируют: без нас не было бы не только музеев с великими картинами и скульптурами, не было бы концертов, кино и театров, литературы и поэзии, музыки, которые вы все любите смотреть, читать и слушать, не было бы даже морали и этики и вы все остались бы дикими первобытными людьми, какими вы были совсем недавно, несколько тысяч лет назад. 

В шестидесятые годы в Советском Союзе в СМИ был широко инициирован властями диспут «физики – лирики, кто из них ценнее для человечества?»

Такой дурацкий и искусственный спор мог возникнуть только в такой искусственной стране, как СССР, потому что споры на естественные темы были у нас невозможны.

Я не случайно пишу здесь об этом споре, потому что ответ наш начальный спор о существовании или несуществовании Бога, заявленный в начале статьи, будет естественным образом вытекать из спора цивилизаций Е и F и будет рассмотрен в заключение статьи.


Как мы видим, цивилизации Е и F эволюционируют «параллельно», и даже, если они изредка соприкасаются, то это соприкосновение происходит, как правило, от Е к F.

Здесь я имею в виду то, что в группе Е нередко встречаются люди, любящие литературу, музыку, регулярно посещающие концерты и выставки.

Например, Эйнштейн любил музицировать на скрипке, говоря, что это занятие для него не менее важно, чем чтение статей по физике. Однако, трудно представить себе музыканта, на досуге решающего дифференциальные уравнения.

Здесь уместно вспомнить высказывание известного английского физика, писателя и драматурга Чарльза Питера Сноу, что если трагедию Шекспира «Гамлет» имеет право обсуждать каждый, то участвовать в обсуждении второго закона термодинамики может только специально подготовленный человек.

Для меня лично интересно и трудно объяснимо другое- Каким образом человек из группы Е, читая «Фауста» Гёте, или «Мастера и Маргариту» Булгакова, или слушая музыку, погружается в «мистическое» состояние, т.е. совсем не требуя никаких опытных доказательств, входит в «шкуру» человека F, а выходя из этого состояния, легко и сразу возвращается в свой привычный мир, построенный на совсем других принципах, т.е. возвращается в свою «шкуру» человека E?

И всё же дружба между людьми Е и F встречается не так уж часто, если только она не возникла в детстве.

Этому мешают и разные интересы, и разный темперамент, отсутствие быстрого взаимопонимания, нередко необъяснимое взаимное высокомерие.

  • Люди F считают людей Е сухими, лишёнными фантазии, неспособными понять тонкие движения человеческой души. Вспоминается обиженное высказывание одного известного российского телеведущего о людях группы Е, как неспособных понять простые духовные вещи, которым обязательно надо всё пощупать, взвесить, измерить и попробовать. По той же причине прозвищем «неверующий» в христианстве придают негативный оттенок образу апостола Фомы.
  • Не остаются в долгу и люди Е. Не буду приводить здесь то, что они говорят в своём кругу о людях F. Самое безобидное это «Науки делятся на естественные и противоестественные».

Таким образом мы выделили из всего человеческого общества две части Е и F, людей Опыта и людей Веры и поняли, чем они отличаются.

Деление это, конечно, в известной степени условно, но всё же первое, грубое представление о различной духовно-интеллектуальной природной ориентации человека оно даёт.


Вот теперь мы можем перейти к вопросу о Боге. И теперь это будет легче, потому что переход от общего к частному всегда легче.

  • Атеисты, отрицающие существование Бога на основании отсутствия опытных проверок и подтверждений, практически полностью совпадают с группой Е.
  • Религиозная вера в Бога — это частный случай веры, и потому все религиозно верующие относятся к группе F.

Вот поэтому спор о существовании-несуществовании Бога между атеистом и верующим — это спор глухого с немым.

Они не слышат друг друга. Спор бессмыслен, потому что он идёт на уровне разных сознаний, правильнее подсознаний, людей из групп Е и F и бесполезен, потому что я ни разу не видел, чтобы в результате такого бесплодного спора, атеист хотя бы поколебал верующего или наоборот.

Как мы отмечали выше, люди цивилизаций Е и F в реальности очень редко сходятся в споре, существуя параллельно и дипломатически на расстоянии, говоря, что «на вкус и цвет товарищей нет».

Они понимают, что говорят на разных языках: одни ничего не могут принять без опытных проверок и подтверждений, другие в них не нуждаются, целиком и полностью полагаясь на свои чувства и внутренние убеждения.

И только в вопросе о Боге обе стороны, верующие и атеисты, не знают пощады друг к другу. Почему?

Прежде всего потому, что исторически с древнейших времён вопрос о религиозной вере был теснейшим образом переплетён с вопросом о власти, об устройстве общества, а значит для людей это был самый жизненный вопрос о Сохранении Гена.

Я не буду здесь останавливаться на истории возникновения религиозной веры, её развитии, о громадной пользе, которую приносила религия, когда она укрепляла дух человека в его страданиях, в его борьбе за Сохранение Гена, в развитии наук и искусств на начальных этапах, и об огромном вреде, который религия приносила каждый раз, как только сама приходила к власти, оказываясь намного более жесткой и жестокой по отношению к забитому, бесправному человеку, чем любая светская власть.

Всё это было исторически предопределено и неизбежно, как это можно видеть из почти одинаковых сценариев развития разных народов и в разное время.

Именно благодаря этим похожим сценариям, мы сегодня, глядя на развитые страны, делаем верные долгосрочные прогнозы для отставших. А сама схожесть сценариев есть прямое следствие Закона Хьюмандинамики.

Если попытаться выразить одним словом причину непримиримости между верующими и атеистами, то это слово «тоталитарность» любой господствующей в государстве религии, которая, придя к власти, начинает пытаться контролировать и направлять все помыслы, все традиции и обряды, вмешиваться во все стороны жизни людей, буквально заставляя их «ходить строем».

Непонимание религией Закона Свободы Выбора, а именно врождённого стремления человека к ней, ведёт сначала к глухому брожению против религии, а затем и к открытому её отторжению.

Антирелигиозные события, которые происходят сегодня в Иране были вполне ожидаемы. В Западном мире они прошли в 19 веке.

Эти процессы мы хорошо видим и на примере постсоветских стран, где после падения коммунизма наблюдалось повальное увлечение религиями, как естественная реакция на семидесятилетние гонения и притеснения коммунистами (опять же Закон Свободы Выбора!), а сегодня наблюдается обратный отток.

Я могу уверенно утверждать, что сегодняшние попытки РПЦ срастись с государством в России, не будут иметь реального успеха. Человек не входит дважды в одну реку и тем более народ.


Вот теперь можно сказать пару слов об учении коммунизма, который мы претерпели длиною в 70 лет и ценою в 30 миллионов жизней.

Чем был коммунизм с точки зрения настоящей статьи?

Как бы ни вбивали в наши головы идеологи коммунизма, что это научное учение, на самом деле коммунизм был самой обыкновенной верой: сколько бы опытных проверок в самых разных условиях коммунизм ни проходил, нигде в мире и ни разу он не прошёл ни одну из них.

Любой честный экспериментатор в такой ситуации просто обязан признать полную ошибочность и несостоятельность гипотезы коммунизма, но коммунисты и не думают каяться.

Почему?

Да потому, что несмотря на изначальную порочность и антинаучность марксова учения, существовали те редкие с самого начала честные коммунисты-фанаты, сделавшие революцию, на голом энтузиазме построившие днепрогэсы, магнитки, освоившие целину и космос (вспомните фильмы «Председатель» и «Коммунист») и которые могли бы покаяться, но они были полностью уничтожены к 55-60 годам прошлого века и естественным образом были замещены отъявленными негодяями, единственной целью нахождения которых в компартии было наилучшее использование этой партии для реализации своего личного материального благополучия с целью наилучшего выполнения Закона Сохранения Гена.

Конечно же эти негодяи ни в какой коммунизм и ни во что подобное сами не верили. Лишним доказательством тому служит то, что дети практически всех коммунистических вождей СССР эмигрировали на Запад.

Уровень религиозности в мире очень разный (от 7 до 99%): от наименее религиозных Японии, Западной, Северной, Центральной Европы до наиболее религиозных Африки, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и латинской Америки. Как мы видим этот уровень прямо зависит от уровня благосостояния и просвещённости населения.

Исключением казался бы нерелигиозный Китай, но на самом деле никакого исключения нет. Огромные, малограмотные и беднейшие слои китайского населения всё ещё заражены коммунистической религией.

Причём нельзя серьёзно принимать статистику тоталитарных стран, где религия срослась с государством. Вспомните, как молодёжь в СССР поголовно считалась комсомольской.

Тем не менее, религиозность повсеместно в мире определённо снижается. С разной скоростью по странам и с разной скоростью по религиям.

Однако было бы большой и опасной ошибкой думать, что когда-нибудь все верующие на земле перейдут в атеисты. Этого не произойдёт никогда. Здесь есть две причины.

Первая состоит в том, что, вырастая из детства, многие из нас сохраняют потребность в сильном и мудром родителе, который всё объяснит, который всегда поможет, защитит, а в трудную минуту спасёт нас. И этим родителем становится Бог. Разве это не комплекс инфантилизма? Но, если по мере взросления, под ударами судьбы, благодаря хорошему образованию этот комплекс нередко изживается, то вторая причина прихода к Богу имеет, на мой взгляд, «физиологическую» природу.

Эту причину мы уже назвали выше. Несмотря на огромную роль воспитания в семье, влияние окружающей среды, люди, как мы уже отмечали выше, рождаются склонными к «мистическому» или «физическому» восприятию и построению окружающего мира.

Действительно, я знаю немало прекрасно образованных, нерелигиозных людей, которые хотят, чтобы оставалось какое-то всемогущее «нечто» вне нас, побуждающее нас к доброте и состраданию. При этом они «стесняются» называть Богом это всесильное «нечто».

И наоборот, мы знаем из истории о людях, выросших в религиозной среде и взошедших на костры инквизиции, отстаивая свою «антирелигиозную» точку зрения на явления природы.

Мне понятны публичные выступления Александра Невзорова и Евгения Понасенкова против Русской Православной Церкви, которая пытается занять в России место провалившейся коммунистической идеологии.

Тем более понятно сопротивление религиозным обрядам и религиозной морали в клерикальных и теократических странах, где, например, женщину могут заключить в тюрьму или даже казнить за появление без платка в общественных местах.

Но мне совсем не понятна непримиримая антирелигиозная борьба, которую объявил такой выдающийся англо-американский биолог, как Ричард Докинз, против самого толерантного христианства в совершенно секулярном западном мире. Где нет никакой религиозной пропаганды вне стен церквей, где вопрос веры давно уже считается интимным и неприлично спрашивать человека какой веры он придерживается и религиозен ли он вообще, где президенты не посещают демонстративно как у нас церкви и мечети на религиозные праздники.

Разве такая борьба за атеизм не есть борьба со Свободой Выбора, на которую имеет право любой человек? Я, например, не забыл советский атеизм, который по слепой агрессивности своей не уступал религиозному фанатизму.


Если вопрос «Существует или не существует Бог?» бессмыслен и бесплоден, то читатель вправе спросить, для чего писалась эта статья? 

Я предлагаю этот вопрос заменить следующим: «Пользуюсь я или не пользуюсь концепцией Бога в своём личном мировосприятии?».

В такой постановке вопрос не ведёт к агрессивному спору и не требует победы в нём. Идея такого подхода к вопросу о Боге не моя и не нова. Она восходит ещё к великому французскому математику, механику и физику Лапласу в его беседе с Наполеоном. В одной из многочисленных версий в интернете этот диалог выглядит следующим образом:

Наполеон: «Великий Ньютон всё время ссылается на Бога, а Вы написали такую огромную книгу о системе мира и ни разу не упомянули о Боге!»
Лаплас: «Сир, я не нуждался в этой гипотезе.«

А теперь следующий вопрос: могут или не могут мирно сосуществовать рядом и даже дружить верующие и неверующие люди?

В 1984 году, впервые попав в Алжир, я был потрясён картиной двух шедших мне навстречу юных студенток в университетском городке. Одна, в короткой юбке, на высоченных каблуках, с причёской и макияжем будто только что сошла со страниц модного французского журнала, другая, вся замотанная с головы до ног в паранджу, шли вместе «под ручку», о чём-то шептались и периодически взрывались звонким девичьим хохотом.

Наверное, сплетничают про мальчиков, какие молодцы, подумал я. И хотя, я, выходец из СССР, впервые видел такие наряды, меня потрясли не сами эти наряды, а то, что девочки шли вот так вместе.

Значит это возможно! Значит есть более важные и более интересные темы, чем вопрос о Боге, почти всегда навязываемый народам властью и прислуживающей ей религией.

Вспоминаются жесточайшие религиозные войны 17 века в Европе, истребившие до половины населения этого континента.

Если, дорогой читатель, мне хоть сколько-нибудь удалось вразумительно изложить то, что намеревался, то я хочу закончить эту статью призывом кота Леопольда, вынесенным в эпиграф: «Ребята, давайте жить дружно!» Давайте оставим этот спор нашим внукам. Мы сегодня пока не готовы к нему.


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Ислам и Христианство

Хочу, ради истины, напомнить историческую разницу в развитии Ислама и Христианства.

Все и на всех языках знают поговорку «Нет худа без добра», и почти никто не знает, что верно и обратное «Не добра без худа» о том, что не только в недрах зла зреет  добро, но и в недрах добра зреет зло.

Наверное, потому, что не хотим знать, что человек устроен так, что он всегда психологически ждёт добра и стремится к нему, даже во время зла, но не наоборот. Однако, наш мир диалектически дуален и от этого никуда не деться.

Христианство, построенное отнюдь НЕ по заветам Христа, претерпело такие ужасы, что Исламу и не снились:

  • и охоту на ведьм,
  • и сжигание диссидентов, учёных на кострах,
  • и самую жуткую инквизицию,
  • и страшнейшие крестовые походы с полным геноцидом населения «освобождаемых» стран,
  • и массовые гонения на иудеев по всей Европе (которые, кстати, находили убежище в исламских странах Египте, Ираке, Турции),
  • и наконец, внутренние межконфессиональные войны с таким безжалостным взаимоуничтожением и в таких масштабах, что привели к угрозе самого существования христианской Европы.

И вот эта угроза вынудила Европу и христианский мир к такой радикальной либеральной реформации, что можно утверждать, что сегодня христианство имеет мало общего с описанным выше.

Т.е. можно сказать, что сработали первая поговорка «Нет худа без добра» и Закон Сохранения Гена.

Ислам, практически не знавший таких ужасов, да ещё в таких масштабах и будучи изначально мягче (об этом была лекция замечательного российского историка профессора Андрея Зубова), потому и не познал тех объективных причин к реформам и застыл в своей первоначальной форме.

Ислам не менялся вот уже более тысячи лет, в то время как христианский мир развивался поступательно в сторону все большего либерализма, особенно в последние 400-500 лет.

То есть на исламском мире сработала вторая поговорка — «Нет добра без худа».

Можно уничтожить ИГИЛ, но никто кроме самих мусульман, не сможет реформировать Ислам.

Но так ли всё безнадёжно? Абсолютно нет! Я лично уповаю на Закон Хьюмандинамики, для которого все народы и все времена равны. Надеюсь и жду, что движение за реформацию Ислама должно начаться в его глубинах, в самих исламских центрах и исламских университетах Каира, Багдада, Дамаска, Стамбула. Должны появиться исламские диссиденты, свой Мартин Лютер…

И первая надежда на «Его Величество Интернет», наглядно показывающий всем, что несёт людям и миру Свобода Выбора! 


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Двойное преступление католической церкви

Очередной скандал с педофилией сотряс мировую католическую церковь. Несомненно, что основная причина этого позорного явления — целибат.

Целибат, или обет безбрачия, для католических священников был узаконен в Западной Церкви в эпоху папы Григория Великого (590-604) и существует до сих пор вот уже более четырёх веков.

Что представляет собой целибат с точки зрения Последней Веры?

Это не просто грех. Это самое настоящее преступление! Двойное преступление против обеих фундаментальных заповедей Последней Веры, против природы человека:

  • против права человека на Сохранение Гена
  • и против права человека на Свободу Выбора

Ни Бог, ни Христос не додумались и не могли додуматься до этого. Это придумала католическая церковь в VII веке и сегодня она несёт заслуженную кару за этот тяжкий грех перед своей паствой и перед всем миром. Возмездие было неминуемо!

Ватикан должен покаяться и отменить целибат!

Решится ли открыть дискуссии по этому вопросу Папа Римский Франциск, авторитет которого в мире бесспорно высок?

Чем он рискует? Он может потерять свой сан, своё папство. Зато в ряду ничем «незапятнавших» себя пап, он может обрести славу настоящего последователя Христа, рискнувшего даже своей жизнью ради назревших тогда реформ.

Исторические прецеденты, слава Богу, есть: Мартин Лютер, например…


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Многобожие и единобожие

Почему многобожие (язычество) возникало у всех народов естественным путем из поклонения разным силам природы, а единобожие возникло позже и всегда насаждалось сверху от власти?

Ответ очень прост! Невозможно трудно управлять народом у которого много богов и как следствие много разных представлений и понятий о правильном образе жизни. Давайте вспомним когда и по какой причине единобожие впервые заменило многобожие.

  • Насколько известно истории, культ Атона был насильственно введен фараоном Эхнатоном в Древнем Египте в 14 веке до н.э. именно с целью единообразного управления народом, в котором каждая семья у себя в доме молилась своему богу, по разному понимала добро и зло, и вытекающие из них нормы общественного поведения.
  • Абсолютно та же причина заставила Моисея изобрести единого иудейского бога, чтобы остановить разброд и шатание в еврейском народе, поклонявшегося всевозможным разным культам.
  • Та же причина была и у Мухамеда для введения Ислама.

Основная цель введения единобожия состояла в выработке единых правил поведения для всех.

Главным вопросом для общества был и остаётся «каким должно быть соотношение между свободным выбором собственных правил поведения индивида и подчинения его общественным единобразным правилам?»

Как показывает историческая практика современного мира, народ, который «молится единому богу», выигрывая в какой-то начальный период, в конце концов проигрывает.

Свобода Выбора личности просто необходима не только для развития наук, искусств, культуры вообще, но даже (а может в первую очередь?) для развития технологий и всей экономики. Посмотрите на уровень благосостояния демократических стран, постсоветских стран, исламских, африканских и латиноамериканских стран.

Создатель Великой монгольской империи Чингиз-хан, остановил кровопролитные войны бушевавшие тогда по всей Евразии, установил на какое-то время мир и процветание на всей завоёванной территории за счёт свободной и безопасной торговли и обмена технологиями, создал такие великие государства как Россия и Китай, но также создал невиданную в истории железную вертикаль власти, наказанием, за неподчинение которой, была только смертная казнь.

Заставив всех молиться на эту вертикаль власти, которую венчал сам лично, он фактически установил личное единобожие. Плоды такого «единобожия» не заставили себя ждать. Монгольская империя погрязла в междуусобных войнах и развалилась, как разваливаются все империи.

Однако, наследие Монгольской империи в образе и подобии железной вертикали власти осталось на постсоветском пространстве, в огромной степени совпадающем с исчезнувшей империей.

Средневековое христианство со своей инквизицией, тоже попыталось ввести жёсткое единобожие, а следовательно и железную вертикаль власти, на территории Европы, погрузив её в кровавые религиозные войны и подведя её к краю пропасти существования, была, в конце концов, так разрушительно реформирована, что мало чего общего у неё осталось с современными либеральными католичеством и протестантизмом.

Можно сказать, что единым богом в современном Западном мире, которому должны подчиняться все люди, стали Конституции их стран с вытекающими из них подзаконными актами. И этого оказалось достаточно!

В истории греческой демократии, а именно Афинской, есть замечательный пример, когда при угрозе войны, Народное собрание для отражения врага избирало тирана с неограниченными полномочиями. Этот тиран для руководства обороной строил под себя «железную вертикаль власти». По окончании войны тиран изгонялся из Афин на определённый срок, даже если он принёс городу победу в войне. Построенная им вертикаль власти распускалась. Демократия для афинян была превыше всего. Наверное, поэтому мы с вами и сегодня помним Афины.

События в мире сейчас развиваются столь быстро, что у меня нет никаких сомнений в том, что все авторитарные или однопартийные ситемы правления на всей Земле останутся в нашем 21-м веке, а может даже в его первой половине.

Закон Хьюмандинамики, который раньше медленно и верно, а теперь можно уверенно сказать быстро и верно делает своё дело, в чём нетрудно убедиться слушая ежедневные мировые новости.


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

«Бог» в Последней Вере

«Бог» в Последней Вере — это всё НЕПОЗНАННОЕ. Удобная фигура речи. Литературный приём.

Раньше Бог начинался за пределами пещеры, когда люди не знали как объяснить гром и молнии. Сегодня Бог стоит за Большим Взрывом и человеческим сознанием, куда его «отодвинула» наука.

Мы пока не знаем, что было до нулевого момента, как человек думает и как в голове рождаются мысли.

Мы также не знаем, почему человек застывает ошеломлённый перед океанским прибоем, почему замирает умиротворённый перед тихой гладью утреннего озера, почему так ноет душа от журавлинного крика в небе… Поэтому и это мы называем Богом. Непознанное. Пока непознанное…

Того Бога, который в церквях, мечетях и синагогах, мы будем называть «религиозным Богом». К этому Богу, который решает всё за всех, всё колдует, Последняя Вера никакого отношения не имеет.


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Первородный грех или великий подвиг Адама и Евы?

Вопрос: 

Почему ослушание Адамом и Евой Божьего запрета приближаться к древу Познания христианская церковь называет «первородным грехом»? Какое право имеем мы называть это ослушание «грехом», если мы сами появились в результате этого «греха»?

Почему никто до сих пор не раскрыл истинной причины того, что Адам с Евой, вкусив от древа Познания, сознательно «вышли за флажки», сознательно нарушили запрет Бога,  прекрасно предвидя, что будут изгнаны из рая?

Ответ:

Потому что рай с запретами, рай без Свободы Выбора это не рай, а золотая тюрьма! Приблизиться к Богу, и тем более встать рядом с ним, в таком раю НЕВОЗМОЖНО!

Наделённые же Свободой Выбора самим Богом (сознательно или по неосторожности?) первопредки наши Адам с Евой  предпочли такому раю, т.е. выбрали, тяжелую жизнь на «грешной» Земле, где в муках рожали детей своих и в поте лица своего добывали хлеб насущный. 

Вкусив от древа Познания, прародители наши Адам и Ева познали не только Любовь, Добро и Зло, но и всяческое Познание. 

Через много веков Иисус Христос, достойный потомок Адама и Евы, восстал против бытовавших тогда религиозных возрений, предложил новую мораль для человечества и сознательно взошёл на Голгофу.

И всё, чего тысячелетиями добивается с тех пор Человек на Земле, это возвышения цены человеческой жизни,  права на сохранение гена и свободу выбора, права самому познавать окружающий мир.

И результаты есть! Это и Всеобщая Декларация Прав Человека, это и полёты на Луну и подготовка к полёту на Марс, это и раскрытие тайны Большого Взрыва, давшего начало нашей Вселенной и многое-многое другое.

И всё это началось с того первого восстания Человека, восстания Адама и Евы, которое мы должны почитать как  великий подвиг! Низкий им поклон и вечная благодарность.

P.S. И потому смешными и наивными выглядят потуги некоторых земных властей остановить, задержать стремление своих поданных к Свободе Выбора, остановить то, что не удалось даже самому Создателю.


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Почему христианская идея непротивления злу насилием была обречена с самого начала?

А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую. 

Иисус Христос. Евангелие от Матфея.

Почему этот, казалось бы разумный призыв Христа к отказу от мести, не нашёл и никогда не находил сколь-нибудь заметного отклика и понимания среди людей? Почему, например, любой психически и физически адекватный мужчина в ответ на пощечину мгновенно и не задумываясь выбрасывает вперёд свой кулак? Можно ли реально отказаться от мести?

Однако нельзя сказать, что этот призыв Христа совсем не был услышан людьми. В разное время, в разных местах христианского мира появлялись как отдельные личности, так и группы людей, пытавшиеся следовать этому призыву Христа.

Самым известным из них был, пожалуй, великий русский писатель и мыслитель Лев Толстой, который и является автором термина «непротивление злу насилием». Последовавшие за Толстым немногочисленные группы людей, которых называли «непротивленцами», вскоре приобрели сектантский характер и недолго просуществовали в таком виде, менее одного поколения.

Почему люди, в подавляющем большинстве своём, не могут следовать этой заповеди Христа? Имеем ли мы право осуждать это «подавляющее большинство»?

Нет! Не имеем! Потому что человек не живёт по чьим-то принципам, выдуманным  пусть даже самыми гениальными людьми. По Закону Сохранения Гена (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста»), данному Богом (или природой), человек не только может, но и обязан защитить свою жизнь и жизнь своей семьи всеми доступными средствами. 

Для того, чтобы остановить зло, которое само по себе никогда не останавливается, особенно если не встречает сопротивления, цивилизация перенесла в суды варварский «закон мести на месте»  и это удовлетворило большинство населения. Но когда зло проистекает от самого государства, которое подчиняет себе суды, превращая их в пустую формальность, то народ поднимается на революцию, чтобы защитить свои естественные права на условия жизни гарантирующие Сохранение Гена.

Почему потерпели исторический крах все другие романтическо-утопические учения, такие как, например, коммунизм?

Проблема даже не в том, что коммунистическая идея всегда приходила к власти исключительно кровавым путем.  Придя к власти эта идея пыталась в начальный период своего правления осуществить равенство всех в праве на Сохранение Гена, а именно: реально равный доступ к образованию, равный доступ к медицинскому обслуживанию, почти равный доступ к очень ограниченным материальным благам, и даже равновозможность в служебной карьере, если эта карьера не касалась сферы управления, где безраздельно  царствовали одни коммунисты. И надо признать, что это им даже удавалось поначалу. Тогда почему же коммунизм провалился с таким треском?

Ответ как всегда предельно прост. Народ, получивший более или менее сносные условия для реализации своего инстинкта Сохранения Гена (хлеб и кров), начинает сразу и не менее остро испытывать после этого потребность в Законе Свободы Выбора (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста»), а точнее в постоянном расширении Свободы Выбора: в свободе слова, в свободе выбирать и быть избранным, в свободе передвигаться, в свободе выбора местожительства, в свободе предпринимательства, в свободе совести и т.д.

И вот все эти свободы коммунисты отвергли начисто, открыто заявив надуманную диктатуру пролетариата! Последствием этого запрета на Свободу Выбора оказалось неизбежное падение уровня Сохранения Гена (или уровня жизни) в СССР.

Отвергнув Закон Свободы Выбора и создав мощнейший карательный аппарат для подавления всякого инакомыслия, коммунистическая идея вступила в открытый конфликт с законом природы (Бога), а именно с Законом Хьюмандинамики, согласно которому Свобода Выбора человечества неуклонно увеличивается со временем (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста»), чем обрекла себя на скорую смерть.

Нигде и никогда в мире коммунистическая идея не могла сохранить свою власть без жесткого принуждения, насилия и подавления Свободы Выбора, без уничтожения миллионов собственного населения: СССР, Китай, Камбоджа и др., ничуть не уступая таким человеконенавистническим идеям, как фашизм и нацизм.

Можно только добавить,  что все подобные идеи типа чучхеизм, чавизм, чегеваризм, нуждающиеся в подавлении Свободы Выбора для сохранения своей власти, исторически обречены.

Мы начали статью с критики христовой заповеди «непротивления злу насилием», как нереализуемой на практике. Но не этой заповедью велик и знаменит Христос, не ею он останется навсегда в сердцах человечества.

Его другая заповедь «Возлюби ближнего как самого себя» или лучше «Сострадай ближнему как самому себе» (см. «Последняя Вера: книга верующего атеиста») только-только начинает набирать силу и осознание в нашем мире и этот его призыв будет слышен ровно столько, сколько будет существовать человечество.


Кармак Багисбаев, кандидат физико-математических наук, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

А было ли предательство Иуды?

Последняя Вера: книга верующего атеиста

Беседа 24. Иисус и Иуда
— Почему ты выбрал сегодня эту тему?

— Тема эта имеет прямое отношение к Свободе Выбора. Дело в том, Господи, что давным-давно, еще в студенческую пору, когда я впервые читал Евангелие, меня никак не покидало ощущение «театральности» его сюжета, и особенно одной из его основных линий, а именно «Иисус и Иуда».

Предательство Иуды, муки совести, раскаяние и, как следствие, суицид, написанные по законам банально «плохой драматургии», делают фабулу всего Евангелия неубедительной. Во всяком случае, для меня.

Тогда я вновь и вновь стал перечитывать все четыре Евангелия и начал по крупицам, оставленным евангелистами, возможно по неосторожности, обнаруживать то, что только усилило мои подозрения. Ничто в поведении Иуды, апостола самого близкого к Учителю, не отличало его в худшую сторону от остальных учеников, ничто не предвещало его будущего предательства. Более всего меня смущал ответ Иисуса «Ты сказал!» на вопрос Иуды «Не я ли предам тебя?», описанный Матфеем.  

В этом ответе, который вот уже более двух тысяч лет считается предречением, я услышал повеление Учителя.

И даже знаменитый «поцелуй Иуды» виделся мне не предательским, а прощальным. Смущали меня также совершенно неубедительные попытки евангелистов представить Иуду в негативном свете: их ничем не подкрепленные домыслы, объясняющие жадностью Иуды его возражения против траты драгоценного мира на помазание христовых ног вместо того, чтобы продать его, а деньги раздать нищим. Это может говорить только о том, что Иуда лучше других апостолов усвоил проповеди Христа о сострадании к нищим.

Никто не может засвидетельствовать сговор Иуды с первосвященниками, в отличие от всех других событий, происходивших в присутствии большого количества свидетелей. Чем объяснить, почему Христос так настойчиво отсылал Иуду сделать, что должно сделать, о чем знали только они вдвоем?

Почему Христос, как и любой человек, так откровенно боявшийся смерти, не воспользовался теми намеренно оставляемыми лазейками в допросах, учиненных Каифой и Понтием Пилатом?

И наконец, разве будет вешаться от мук совести человек, совершивший самое гнусное в истории предательство? Мне не хотелось думать, что такое отношение к Иуде апостолов-евангелистов, описавших все эти события, было вызвано простой человеческой завистью и ревностью к Учителю.

Вот так я ходил в великом смятении духа, пока мне не приснился удивительный сон. Я очутился в том самом Гефсиманском саду в ту самую ночь, когда арестовали Спасителя, чтобы предать его суду. Была лунная ночь, а сам я, никому не видимый, стоял под кроной большого оливкового дерева и оказался невольным свидетелем тайного разговора Иисуса с Иудой, стоявших по другую сторону дерева. Иуда плакал, отказывался, говорил, что будет проклят людьми в веках вместе со своим потомством. Иисус настаивал, горячо убеждал, что никому другому из учеников он не может доверить задуманное. Я слушал, как завороженный, так близко, что даже мог дотронуться до одежд Христа. Потом они отошли, продолжая тихо разговаривать на ходу, и я понял по сникшей спине Иуды, что он смирился.

Наутро я рассказал свой сон моим друзьям по университету, они удивились, после чего я благополучно забыл о нем. Через 15 лет волею судеб я оказался в Северной Африке, а именно в Алжире, где впервые в жизни, попав в оливковую рощу, был поражен запахом, исходившим от оливковых деревьев, тем самым запахом, что остался в моей памяти с того удивительного сна в далекой заснеженной Сибири. Потрясенный случившимся, я стал вновь и вновь возвращаться к своему сну, вспоминая разговор Иисуса с Иудой до мельчайших подробностей. И уже не сомневаясь, что все на самом деле происходило именно таким образом, что Христос сам написал сценарий своей трагической смерти, сам явился режиссером и сам сыграл в нем главную роль, я естественным образом задумался, а зачем Христу вообще понадобилось так умирать, зачем ему было нужно предательство Иуды? Разве не мог он ходить по селениям и продолжать проповедовать свои новые идеи, как он это уже делал, и не без успеха? Зачем была нужна ему эта, прямо скажем, пиар-акция? И этот вопрос я хочу сегодня задать Тебе, Господи.

— Ну что ж, попытаюсь ответить. Тем более что я хорошо помню эту историю, в которой, помимо всего прочего, ссылались и на меня. Скажи мне, сколько было учеников, принявших учение Христа? Правильно, всего двенадцать, да еще десяток-другой праздношатающихся слушателей, ходивших за ним по пятам. К тому же этими проповедями, отнюдь не способствовавшими «укреплению» ни местных иудейских, ни римских властей, уже плотно заинтересовались их спецслужбы.

А знаешь ли ты, как обычно заканчивают такие проповедники-диссиденты? Да-да! К ним подсылают тайных убийц или, того хуже, их дискредитируют в глазах толпы.

Мог ли Христос в таких условиях рассчитывать на широкую пропаганду своих взглядов, на бессмертие своих великих идей, которые были для него ценнее его собственной жизни? Конечно нет! Ты представь себе мир без газет, без телевидения, без интернета! И что ему оставалось делать в этих обстоятельствах?

Конечно, Иисус был несколько экзальтированной личностью, но он вовсе не был глуп. Он прекрасно осознавал, что рано или поздно люди Каифы убьют его за такие проповеди. И скорее всего, убьют тайно, или произойдет его «тайное исчезновение». Тогда Иисус понял, что только «громкая» собственная «смерть на миру» обессмертит его имя, его идеи и, так сказать, «смертию смерть поправ», он сможет донести свое Учение до самых широких масс людей. И он решился написать этот сценарий своей смерти, который ты называешь «плохой драматургией». Пойми его и прости!

— Я понял, Господи! Понял и оплакиваю эту великую смерть. Если раньше Христос был для меня жертвой банального предательства, то теперь, после Твоих разъяснений, Создатель, я окончательно убедился, что Христос сам организовал свою смерть. Он мог бы как все жениться, родить детей, и как все жить земными радостями, но сделал иной Выбор. Величайший в истории. Ради человечества. Подвиг его от этого становится только величественнее.

Но я также оплакиваю смерть Иуды, принявшего на себя самую тяжелую миссию среди всех апостолов — быть проклятым в веках. Упокой их души, Господи!


Текст взят из книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Послание «евангелисту» Демьяну Бедному от Сергея Есенина

Я часто думаю, за что Его казнили?
За что Он жертвовал Своею головой?
За то ль, что, враг суббот, Он против всякой гнили
Отважно поднял голос Свой?

За то ли, что в стране проконсула Пилата,
Где культом кесаря полны и свет и тень,
Он с кучкой рыбаков из бедных деревень
За кесарем признал лишь силу злата?

За то ли, что Себя на части разделя,
Он к горю каждого был милосерд и чуток
И всех благословлял, мучительно любя,
И стариков, и жён, и грязных проституток?

Демьян, в «Евангельи» твоём
Я не нашёл правдивого ответа.
В нём много бойких слов, ох как их много в нём,
Но слова нет достойного поэта.

Я не из тех, кто признаёт попов,
Кто безотчётно верит в Бога,
Кто лоб свой расшибить готов,
Молясь у каждого церковного порога.

Я не люблю религию раба,
Покорного от века и до века,
И вера у меня в чудесные слова —
Я верю в знание и силу Человека.

Я знаю, что стремясь по нужному пути,
Здесь на земле, не расставаясь с телом,
Не мы, так кто-нибудь другой ведь должен же дойти
К воистину божественным пределам.

И всё-таки, когда я в «Правде» прочитал
Неправду о Христе блудливого Демьяна —
Мне стало стыдно, будто я попал
В блевотину, извергнутую спьяну.

Пусть Будда, Моисей, Конфуций и Христос
Далёкий миф — мы это понимаем, —
Но всё-таки нельзя ж, как годовалый пёс,
На всё и всех захлёбываться лаем.

Христос — Сын плотника — когда-то был казнён…
Пусть это миф, но всё ж, когда прохожий
Спросил Его: «Кто ты?» — ему ответил Он:
«Сын человеческий», но не сказал: «Сын Божий».

Пусть миф Христос, как мифом был Сократ,
И может быть из вымысла всё взято —
Так что ж теперь со злобою подряд
Плевать на всё, что в человеке свято?

Ты испытал, Демьян, всего один арест —
И то скулишь: «Ах, крест мне выпал лютый».
А что б когда тебе Голгофский выпал крест
Иль чаша с едкою цикутой?

Хватило б у тебя величья до конца
В последний час, по их примеру тоже,
Весь мир благословлять под тернием венца,
Бессмертию уча на смертном ложе?

Нет, ты, Демьян, Христа не оскорбил,
Своим пером ты не задел Его нимало —
Разбойник был, Иуда был —
Тебя лишь только не хватало!

Ты сгусток крови у креста
Копнул ноздрёй, как толстый боров,
Ты только хрюкнул на Христа,
Ефим Лакеевич Придворов!

Ты совершил двойной тяжёлый грех
Своим дешёвым балаганным вздором,
Ты оскорбил поэтов вольный цех
И малый свой талант покрыл большим позором.

Ведь там за рубежом, прочтя твои стихи,
Небось злорадствуют российские кликуши:
«Ещё тарелочку демьяновой ухи,
Соседушка, мой свет, откушай».

А русский мужичок, читая «Бедноту»,
Где «образцовый» труд печатался дуплетом,
Ещё сильней потянется к Христу,
А коммунизму мат пошлёт при этом.

Сергей Есенин
Апрель-Май 1925

О Свободе Выбора

В своем романе «К Востоку от Эдема» Джон Стейнбек обнаружил, что в библейской притче о Каине и Авеле переводы слов, сказанных Господом Каину о его грехе после убийства брата Авеля, немного различаются в британском, американском изданиях Библии и в оригинале на иврите. Но это небольшое различие влечет огромную разницу в понимании слов Господа, и особенно для Свободы Выбора.

В английском издании они звучат как предсказание: «Ты одолеешь грех» (You will rule over sin), то есть англичане могут спокойно жить, зная, что чувство греха будет преодолено само по себе.

В американском же издании звучит приказ: «Одолей грех!» (Rule over sin!), то есть американцы обязаны безропотно ему подчиниться.

И только в оригинале на иврите, говоря: «Ты можешь одолеть грех» (You may rule over sin), Господь предоставляет человеку самому сделать этот нелегкий Выбор — бороться с грехом или нет! Одним еврейским словом timshel («ты можешь») Господь извещает человечеству, что оно всегда имеет Свободу Выбора.

Стейнбек пишет:

— Разве не ясно? — воскликнул он. — Американская Стандартная приказывает людям господствовать над грехом, как господствуют над невежеством. Английская королевская сулит людям непременную победу над грехом, ибо «будешь господствовать» — это ведь обещание. Но древнееврейское слово «тимшел» — «можешь господствовать» — дает человеку выбор. Быть может, это самое важное слово на свете. Оно говорит человеку, что путь открыт — решать предоставляется ему самому. Ибо если «ты можешь господствовать», то верно и обратное: «а можешь и не господствовать». Разве не понятно?

— Нет, понятно. Понимаю. Но ты ведь не веришь, что это закон, установленный Богом. Почему же считаешь, что это так важно?

— А вот слушайте! — ответил Ли. — Я давно хотел это высказать. Предвидел даже ваши вопросы и как следует подготовился. Важен всякий завет, повлиявший на мышление, на жизнь бесчисленных людей. Многие миллионы ваших верующих слышат эти слова как приказ: «Господствуй» — и делают весь свой упор на повиновение. А другие миллионы слышат: «Будешь господствовать» — как предопределение свыше. Что бы они ни сделали, всё равно будет то, что предопределено заранее. Но «можешь господствовать»! — ведь это облекает человека величием, ставит его вровень с богами, и в слабости своей, в грязи и в скверне братоубийства он всё же сохраняет великую возможность выбора. — Голос Ли зазвучал торжествующей песнью. — Он может выбрать путь, пробиться и победить.

— Ты веришь в это, Ли? — спросил Адам.

— Да, верю. Верю. Ведь так легко — по своей лености и слабости отдаться на милость божества, твердя: «Я ничего не мог сделать: так было предопределено». Но подумайте, сколь возвеличивает нас выбор! Он делает людей людьми. У кошки нет выбора, пчеле предписано производить мед. У них нет богоравности… И знаете, эти почтенные старцы, прежде тихо подвигавшиеся к смерти, теперь не хотят умирать — им стало интересно жить.

— То есть эти старые китайцы поверили в Ветхий Завет? — спросил Адам.

— Эти старцы способны распознать повесть, в которой содержится истина, и они верят такой повести. Они знатоки правды. Они знают, что в этих шестнадцати стихах заключена человеческая история всех времен, культур и рас. И они не верят, что человек, написавший истину в шестнадцати без малого стихах, в последней этой малости, в одном глаголе, мог солгать. Конфуций учит людей жить успешливо и хорошо. Но эта повесть — лестница, возводящая нас к звездам. — Глаза у Ли блестели. — Это остается с тобой навсегда. Оно отсекает корни у слабости, трусливости и лени.

— Не понимаю, как ты смог во все это вникнуть, стряпая, растя мальчиков и заботясь обо мне, — сказал Адам.

— Я и сам не понимаю, — сказал Ли. — Но выкурю под вечер две трубочки по примеру старцев — только две — и чувствую себя человеком. И чувствую, что человек — это что-то очень значительное, быть может, даже более значительное, чем звезда. Это у меня не теология. Во мне нет тяги к богам. Но я воспылал любовью к блистающему чуду — человеческой душе. Она прекрасна, единственна во Вселенной. Она вечноранима, но неистребима, ибо «ты можешь господствовать».


Текст выше взят из второй части книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста».