Архив рубрики: Теория Познания

Верующие и Неверующие. Две человеческие цивилизации.

«Ребята, давайте жить дружно!»

Кот Леопольд

Пусть читателя не пугает такое громкое и «нахальное» название статьи. Я ни в коей мере не являюсь ни философом, ни религиоведом, чтобы всерьёз браться за такую большую и необъятную тему.

Моя задача куда уже — это постараться понять то принципиальное различие между людьми, которое ведёт одних в религию, других в атеизм.

Вот уже на дворе стоит 21-й век, а споры о существовании или несуществовании Бога продолжаются с той же яростью, что и тысячи лет назад, в том числе и на нашем сайте «Последняя вера».

К сожалению, чаще всего эти споры до сих пор не поднимаются выше уровня спора Остапа Бендера с польскими ксендзами: «Бог есть!» и «Бога нет!».

Пора бы задуматься: «А почему?»

Почему ни одна из сторон не может привести убедительные для другой стороны доказательства существования или несуществования Бога?

Вопрос этот отнюдь не праздный, от которого можно было бы просто отмахнуться. Он раскалывает человеческое общество на две части: верующих и атеистов.

Как возникли эти части и как исторически меняется соотношение между этими частями, мы попытаемся проследить ниже. Мы покажем, что спор этот сколь бессмыслен, столь же и бесплоден. По крайней мере, на данном этапе человеческого развития. Потому что природа понимания «доказательства» у верующих и атеистов оказывается принципиально разная.

Иногда бывает так, что решить общую задачу легче, чем частную. Почему? Да потому что обилие мелких второстепенных деталей частной задачи рассеивает, отвлекает внимание от главной и единственной формулировки общей задачи.

Поэтому мы сначала рассмотрим более общую задачу: как люди вообще воспринимают, познают и отражают в своём сознании окружающий мир.

Если присмотреться к людям, то нетрудно заметить, что, среди них ярче других выделяются две группы, принципиально различающиеся между собой по восприятию этого окружающего мира и отражению его в своём сознании.

Группа E

Люди этой группы убеждены, что любое утверждение может быть либо доказано, либо опровергнуто на базе известных и доказанных ранее фактов или на базе новых системных наблюдений и опытов, которые любой другой человек может ПЕРЕПРОВЕРИТЬ. Например, на базе законов Ньютона в физике, или на базе закона эволюции Дарвина в биологии.

Сюда относятся представители естественных наук: физики, химии, биологии, астрономии, географии, геологии; всевозможных технических наук. Предметом интереса этих людей служат материальные объекты (живые и неживые), составляющие физическую и биологическую реальность окружающего мира.

Этих людей называют «естественниками», «физиками», «технарями», «материалистами» и т.д.  Кроме того, сюда же в эту группу входит огромное количество людей, не имеющих никакого отношения к наукам, но строящих свою жизнь на базе собственного опыта.

Мы будем называть эту группу людьми Опыта и обозначать их буквой E (от английского Experience).

Отличительной и принципиальной их особенностью является то, что они никогда и ничего не принимают на веру, им всегда необходимы опытные проверки любого утверждения, которые осуществлялись ранее с помощью собственных органов чувств, а сегодня с помощью всевозможных тончайших измерительных приборов. Другими словами, главным требованием к любому утверждению в группе Е является его ПРОВЕРЯЕМОСТЬ.

Особое положение в этой группе занимает математика. И хотя она возникла, как естественная наука, сегодня она уже к таковым не относится, никак не связана с природой, но основное требование проверяемости любого утверждения посредством общепринятых логических законов в ней сохраняется.

Возможно первым представителем людей Е в христианском мире был евангелический апостол Фома, прозванный позже «неверующим», который не верил в Воскресение Христово, говоря «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в рёбра Его, не поверю».

А вообще материалисты были задолго до апостола Фомы. Например, эпикурейцы в древней Греции. Были они и в Азии.

Группа F

Люди второй группы, это представители всех искусств, всех гуманитарных наук, люди всевозможных верований и религий, в том числе и сект, основанных на лженауках, верующих в НЛО, в палеоконтакты, в белую и чёрную магии,  а также огромное количество людей, не имеющих никакого отношения ни к искусствам, ни к гуманитарным наукам, но принимающих все события и явления вокруг себя на веру.

Если же они не принимают какую-нибудь новую информацию, то не потому, что она противоречит здравому смыслу или каким-то научным фактам, а только потому, что у них по этому вопросу уже имеется другая, давно сложившаяся вера.

Отличительной и принципиальной особенностью этих людей является то, что все их пристрастия, все их эмоции, все их творения, все их представления об окружающем мире основаны не на опытных данных, не на логических доказательствах, а на внутреннем убеждении, правильнее сказать на вере, нередко на какой-то мистической вере.

Этих людей тоже называют по-разному: «идеалистами», «романтиками», «гуманитариями» и т.д.

Мы будем называть эту группу людьми Веры и обозначать их буквой F (от английского Faith).

Например, одиннадцать апостолов Христа, за исключением Фомы, безоговорочно поверивших в воскресение Христа, были по нашему определению людьми группы F. Так же примерно обстоит дело и в реальной жизни: людей F всегда несравнимо больше людей Е.

Патологически крайней формой людей F являются зомби или легко зомбируемые люди. Предметом интереса людей F служат нематериальные объекты, в основном творения самого человека.

Кто-то возможно возразит мне, говоря, что и в группе F иногда требуют доказательств, например в филологии, на что я могу ответить, что многие утверждения верные или неверные в одном языке, вообще не имеют смысла в другом.

Само наличие такого многообразия языков в мире говорит об их искусственности и случайном возникновении, иначе мы бы все говорили на одном языке. Точно также доказательность, например в исторических науках, не имеет того «абсолютного» характера, какой она имеет в группе Е, т.к. есть немало исторических событий, которым разные уважаемые учёные вместе со своими научными школами дают прямо противоположные оценки, т.е. мы опять приходим к вере: принимаем или не принимаем.

Тем более нет никаких критериев истинности в литературе, в изобразительных искусствах, и особенно в музыке. Есть только внутренняя убеждённость. Здесь нет единого мнения по какому-либо жанру или произведению искусства.

Например, одним нравится симфоническая музыка, другим блатной шансон; и нет никаких доказательств превосходства одного над другим, и даже тот факт, что количество любителей последнего многократно превосходит количество любителей первого, не может служить критерием.

Конечно, кто-то скажет, что при хорошей музыкальной подготовке любитель шансона вполне может перейти в группу любителей симфоний, а обратное практически не случается. Но опять же и этот факт ни о чём не говорит.

Сама принадлежность представителей естественных наук к группе E, а представителей гуманитарных наук к группе F, в достаточной мере условна. Я знаю, например, филолога атеиста до мозга костей и одного биолога, который придерживается не эволюционной теории Дарвина на происхождение видов, а креационистской.

Две цивилизации

Появление на свет людей групп Е или F непредсказуемо и мало зависит от воспитания в семье, от влияния окружающей среды, несмотря на их огромное влияние на жизнь человека.

Действительно, попытки отдать в физмат школу ребёнка, жаждущего заниматься музыкой или наоборот, ни к чему хорошему не приводят.

Люди уже рождаются склонными к «мистическому» или «физическому» восприятию мира, как рождаются правшами или левшами.

Не знаю, насколько это правда, но говорят, что левое полушарие мозга отвечает за образное восприятие мира, а правое – за рациональное, т.е. дети, рождённые с доминирующим левым полушарием мозга, будут относиться к группе F, а с правым – к группе E.

Однако, есть люди с обоими хорошо развитыми полушариями, но они очень и очень редки.

Строго говоря, по моему дилетантскому мнению, наука о мозге находится пока в зачаточном состоянии и потому ко всем её утверждениям следует относиться с большой долей скепсиса.

По словам  одного знаменитого российского нейрохирурга, интервью с которым прочитал недавно в интернете, он ничего не знает о работе мозга, о том, где и как зарождается мысль, где прячется душа человека, потому что ему не раз приходилось видеть интеллектуально  полноценных, хорошо образованных людей, у которых отсутствовала (по разным причинам) большая часть мозга.

Разницу в поведении людей склонных к вере или опыту можно легко заметить даже на концертах иллюзионистов: первые буквально завороженно смотрят на фокусника, переживают, как дети, тогда как вторые напряжённо следят за его руками, пытаясь поймать обман.

Когда-то в молодости, серьёзно беседуя с уфологами и приверженцами теории палеоконтактов, я безуспешно пытался убедить их, что все те чудесные артефакты, на которые они любят ссылаться: египетские пирамиды, Стоунхедж, геоглифы на плато Наска и т.д.  имеют вполне земное происхождение, которые уже успешно объяснили современные инженеры без привлечения инопланетных пришельцев.

Свои безуспешные попытки я объяснял себе тем, что моим визави просто не хватает базового технического образования.

Но я фатально ошибался! Даже их горящие глаза, смотрящие мимо вас, взъерошенные волосы не особенно беспокоили меня, поскольку я привык к таким людям в своей родной среде физиков и математиков.

Но совсем недавно я наткнулся на поразившее меня интервью одного египетского экскурсовода к пирамидам. В этом интервью он сокрушался, что когда он пытается рассказать туристам-уфологам, как на самом деле строились пирамиды древнеегипетскими инженерами, то они не слышат его, потому что не слушают и не хотят слушать!

У них в головах уже сидят готовые теории построения пирамид внеземными пришельцами. Они даже отказываются посмотреть совершенно убедительные видео с современными экспериментами по вырезанию гранита (или известняка), его доставке и перемещению к верхним слоям пирамиды, используя исключительно примитивные инструменты той эпохи.

Точно также бесполезно объяснять людям верующим в Лох-Несское чудовище, что оно «физически» не может существовать в этом озере, т.к. это противоречит давно установленным законам природы: необходимы минимальные размеры популяции для самовоспроизводства, необходимы другие размеры озера и другие биоресурсы для поддержания жизни этого объекта и многое другое.

Но люди верующие в чудовище приезжают на озеро со всего света и живут там месяцами в ожидании чуда. Недавно, некоторые из них додумались до существования подземных каналов между озером Лох-Несс и некоторыми озерами на других материках, проплывая по которым, чудовище появляется и исчезает то там, то здесь в разных концах света.

Почему люди F предпочитают такой взгляд на мир? Через веру во что-то или в кого-то более сильного, более разумного, чем люди и на что люди повлиять не могут, например в Бога или в пришельцев, а когда-то в сказочных чудовищ?

Теперь мы можем дать ответ.

  • Во-первых, всё необъяснимое и непонятное становится для них через такую веру примитивно понятным. Это результат действия чужой, неподвластной и непреодолимой воли.
  • Во-вторых, с такой неподвластной им волей они за что не отвечают. Т.е. это замечательный уход от ответственности.

Ещё первобытные предки человека приматы жили, как и все животные, подчиняясь строгой иерархии в своих социальных стаях, где вся ответственность за жизнь стаи лежала на вождях, на лидерах стаи. И даже позже, выделившись из животного мира с получением Свободы Выбора, человек сохранил этот свой инстинкт покорности властям.

И если этот инстинкт с огромным трудом и кровью был изжит в странах Запада в последние прошедшие века, то и сегодня в остальном мире, где люди никогда не знали Свободы Выбора, процессы демократизации и либерализации встречают ожесточенное сопротивление местных властей.  

Особенно наглядно это видно по армейским уставам, где тысячелетиями существовал закон о беспрекословном подчинении солдата приказу вышестоящего командира. Введённый в армиях стран Запада во второй половине двадцатого века, после ужасных результатов WWII приказ, разрешающий солдатам не подчиняться незаконным и преступным приказам командиров, вызывает самый настоящий шок в командованиях армий бывших советских республик.


Теперь, убедившись в принципиально разном восприятии мира людьми групп Е и F, мы должны признать, что эти группы создают две разные культуры, можно смелее сказать, две параллельные, мало соприкасающиеся цивилизации

Но на самом деле, эти две цивилизации представляют собой две ветви единой человеческой цивилизации.

Фундаментальное исследование этого вопроса есть в книге советского физика-теоретика, академика Фейнберга Е.Л. и в выступлении моего петербуржского друга Романкова Л.П. на симпозиуме в Хорватии.

Эти две ветви имеют абсолютно равноправное значение для духовно-интеллектуальной эволюции человека.

Однако этот факт отнюдь не очевиден для большинства людей. Постоянно возникают споры, какая из цивилизаций Е или F важнее для человека.

  • Представители цивилизации Е заявляют: посмотрите на чём вы ездите, плаваете, летаете, на ваши дома, напичканные электроникой, на ваши орудия труда, на ваши фабрики и заводы, на еду потребляемую вами, и наконец на стул, на котором вы сидите в данный момент. Это всё сделали мы.
  • Представители цивилизации F парируют: без нас не было бы не только музеев с великими картинами и скульптурами, не было бы концертов, кино и театров, литературы и поэзии, музыки, которые вы все любите смотреть, читать и слушать, не было бы даже морали и этики и вы все остались бы дикими первобытными людьми, какими вы были совсем недавно, несколько тысяч лет назад. 

В шестидесятые годы в Советском Союзе в СМИ был широко инициирован властями диспут «физики – лирики, кто из них ценнее для человечества?»

Такой дурацкий и искусственный спор мог возникнуть только в такой искусственной стране, как СССР, потому что споры на естественные темы были у нас невозможны.

Я не случайно пишу здесь об этом споре, потому что ответ наш начальный спор о существовании или несуществовании Бога, заявленный в начале статьи, будет естественным образом вытекать из спора цивилизаций Е и F и будет рассмотрен в заключение статьи.


Как мы видим, цивилизации Е и F эволюционируют «параллельно», и даже, если они изредка соприкасаются, то это соприкосновение происходит, как правило, от Е к F.

Здесь я имею в виду то, что в группе Е нередко встречаются люди, любящие литературу, музыку, регулярно посещающие концерты и выставки.

Например, Эйнштейн любил музицировать на скрипке, говоря, что это занятие для него не менее важно, чем чтение статей по физике. Однако, трудно представить себе музыканта, на досуге решающего дифференциальные уравнения.

Здесь уместно вспомнить высказывание известного английского физика, писателя и драматурга Чарльза Питера Сноу, что если трагедию Шекспира «Гамлет» имеет право обсуждать каждый, то участвовать в обсуждении второго закона термодинамики может только специально подготовленный человек.

Для меня лично интересно и трудно объяснимо другое- Каким образом человек из группы Е, читая «Фауста» Гёте, или «Мастера и Маргариту» Булгакова, или слушая музыку, погружается в «мистическое» состояние, т.е. совсем не требуя никаких опытных доказательств, входит в «шкуру» человека F, а выходя из этого состояния, легко и сразу возвращается в свой привычный мир, построенный на совсем других принципах, т.е. возвращается в свою «шкуру» человека E?

И всё же дружба между людьми Е и F встречается не так уж часто, если только она не возникла в детстве.

Этому мешают и разные интересы, и разный темперамент, отсутствие быстрого взаимопонимания, нередко необъяснимое взаимное высокомерие.

  • Люди F считают людей Е сухими, лишёнными фантазии, неспособными понять тонкие движения человеческой души. Вспоминается обиженное высказывание одного известного российского телеведущего о людях группы Е, как неспособных понять простые духовные вещи, которым обязательно надо всё пощупать, взвесить, измерить и попробовать. По той же причине прозвищем «неверующий» в христианстве придают негативный оттенок образу апостола Фомы.
  • Не остаются в долгу и люди Е. Не буду приводить здесь то, что они говорят в своём кругу о людях F. Самое безобидное это «Науки делятся на естественные и противоестественные».

Таким образом мы выделили из всего человеческого общества две части Е и F, людей Опыта и людей Веры и поняли, чем они отличаются.

Деление это, конечно, в известной степени условно, но всё же первое, грубое представление о различной духовно-интеллектуальной природной ориентации человека оно даёт.


Вот теперь мы можем перейти к вопросу о Боге. И теперь это будет легче, потому что переход от общего к частному всегда легче.

  • Атеисты, отрицающие существование Бога на основании отсутствия опытных проверок и подтверждений, практически полностью совпадают с группой Е.
  • Религиозная вера в Бога — это частный случай веры, и потому все религиозно верующие относятся к группе F.

Вот поэтому спор о существовании-несуществовании Бога между атеистом и верующим — это спор глухого с немым.

Они не слышат друг друга. Спор бессмыслен, потому что он идёт на уровне разных сознаний, правильнее подсознаний, людей из групп Е и F и бесполезен, потому что я ни разу не видел, чтобы в результате такого бесплодного спора, атеист хотя бы поколебал верующего или наоборот.

Как мы отмечали выше, люди цивилизаций Е и F в реальности очень редко сходятся в споре, существуя параллельно и дипломатически на расстоянии, говоря, что «на вкус и цвет товарищей нет».

Они понимают, что говорят на разных языках: одни ничего не могут принять без опытных проверок и подтверждений, другие в них не нуждаются, целиком и полностью полагаясь на свои чувства и внутренние убеждения.

И только в вопросе о Боге обе стороны, верующие и атеисты, не знают пощады друг к другу. Почему?

Прежде всего потому, что исторически с древнейших времён вопрос о религиозной вере был теснейшим образом переплетён с вопросом о власти, об устройстве общества, а значит для людей это был самый жизненный вопрос о Сохранении Гена.

Я не буду здесь останавливаться на истории возникновения религиозной веры, её развитии, о громадной пользе, которую приносила религия, когда она укрепляла дух человека в его страданиях, в его борьбе за Сохранение Гена, в развитии наук и искусств на начальных этапах, и об огромном вреде, который религия приносила каждый раз, как только сама приходила к власти, оказываясь намного более жесткой и жестокой по отношению к забитому, бесправному человеку, чем любая светская власть.

Всё это было исторически предопределено и неизбежно, как это можно видеть из почти одинаковых сценариев развития разных народов и в разное время.

Именно благодаря этим похожим сценариям, мы сегодня, глядя на развитые страны, делаем верные долгосрочные прогнозы для отставших. А сама схожесть сценариев есть прямое следствие Закона Хьюмандинамики.

Если попытаться выразить одним словом причину непримиримости между верующими и атеистами, то это слово «тоталитарность» любой господствующей в государстве религии, которая, придя к власти, начинает пытаться контролировать и направлять все помыслы, все традиции и обряды, вмешиваться во все стороны жизни людей, буквально заставляя их «ходить строем».

Непонимание религией Закона Свободы Выбора, а именно врождённого стремления человека к ней, ведёт сначала к глухому брожению против религии, а затем и к открытому её отторжению.

Антирелигиозные события, которые происходят сегодня в Иране были вполне ожидаемы. В Западном мире они прошли в 19 веке.

Эти процессы мы хорошо видим и на примере постсоветских стран, где после падения коммунизма наблюдалось повальное увлечение религиями, как естественная реакция на семидесятилетние гонения и притеснения коммунистами (опять же Закон Свободы Выбора!), а сегодня наблюдается обратный отток.

Я могу уверенно утверждать, что сегодняшние попытки РПЦ срастись с государством в России, не будут иметь реального успеха. Человек не входит дважды в одну реку и тем более народ.


Вот теперь можно сказать пару слов об учении коммунизма, который мы претерпели длиною в 70 лет и ценою в 30 миллионов жизней.

Чем был коммунизм с точки зрения настоящей статьи?

Как бы ни вбивали в наши головы идеологи коммунизма, что это научное учение, на самом деле коммунизм был самой обыкновенной верой: сколько бы опытных проверок в самых разных условиях коммунизм ни проходил, нигде в мире и ни разу он не прошёл ни одну из них.

Любой честный экспериментатор в такой ситуации просто обязан признать полную ошибочность и несостоятельность гипотезы коммунизма, но коммунисты и не думают каяться.

Почему?

Да потому, что несмотря на изначальную порочность и антинаучность марксова учения, существовали те редкие с самого начала честные коммунисты-фанаты, сделавшие революцию, на голом энтузиазме построившие днепрогэсы, магнитки, освоившие целину и космос (вспомните фильмы «Председатель» и «Коммунист») и которые могли бы покаяться, но они были полностью уничтожены к 55-60 годам прошлого века и естественным образом были замещены отъявленными негодяями, единственной целью нахождения которых в компартии было наилучшее использование этой партии для реализации своего личного материального благополучия с целью наилучшего выполнения Закона Сохранения Гена.

Конечно же эти негодяи ни в какой коммунизм и ни во что подобное сами не верили. Лишним доказательством тому служит то, что дети практически всех коммунистических вождей СССР эмигрировали на Запад.

Уровень религиозности в мире очень разный (от 7 до 99%): от наименее религиозных Японии, Западной, Северной, Центральной Европы до наиболее религиозных Африки, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и латинской Америки. Как мы видим этот уровень прямо зависит от уровня благосостояния и просвещённости населения.

Исключением казался бы нерелигиозный Китай, но на самом деле никакого исключения нет. Огромные, малограмотные и беднейшие слои китайского населения всё ещё заражены коммунистической религией.

Причём нельзя серьёзно принимать статистику тоталитарных стран, где религия срослась с государством. Вспомните, как молодёжь в СССР поголовно считалась комсомольской.

Тем не менее, религиозность повсеместно в мире определённо снижается. С разной скоростью по странам и с разной скоростью по религиям.

Однако было бы большой и опасной ошибкой думать, что когда-нибудь все верующие на земле перейдут в атеисты. Этого не произойдёт никогда. Здесь есть две причины.

Первая состоит в том, что, вырастая из детства, многие из нас сохраняют потребность в сильном и мудром родителе, который всё объяснит, который всегда поможет, защитит, а в трудную минуту спасёт нас. И этим родителем становится Бог. Разве это не комплекс инфантилизма? Но, если по мере взросления, под ударами судьбы, благодаря хорошему образованию этот комплекс нередко изживается, то вторая причина прихода к Богу имеет, на мой взгляд, «физиологическую» природу.

Эту причину мы уже назвали выше. Несмотря на огромную роль воспитания в семье, влияние окружающей среды, люди, как мы уже отмечали выше, рождаются склонными к «мистическому» или «физическому» восприятию и построению окружающего мира.

Действительно, я знаю немало прекрасно образованных, нерелигиозных людей, которые хотят, чтобы оставалось какое-то всемогущее «нечто» вне нас, побуждающее нас к доброте и состраданию. При этом они «стесняются» называть Богом это всесильное «нечто».

И наоборот, мы знаем из истории о людях, выросших в религиозной среде и взошедших на костры инквизиции, отстаивая свою «антирелигиозную» точку зрения на явления природы.

Мне понятны публичные выступления Александра Невзорова и Евгения Понасенкова против Русской Православной Церкви, которая пытается занять в России место провалившейся коммунистической идеологии.

Тем более понятно сопротивление религиозным обрядам и религиозной морали в клерикальных и теократических странах, где, например, женщину могут заключить в тюрьму или даже казнить за появление без платка в общественных местах.

Но мне совсем не понятна непримиримая антирелигиозная борьба, которую объявил такой выдающийся англо-американский биолог, как Ричард Докинз, против самого толерантного христианства в совершенно секулярном западном мире. Где нет никакой религиозной пропаганды вне стен церквей, где вопрос веры давно уже считается интимным и неприлично спрашивать человека какой веры он придерживается и религиозен ли он вообще, где президенты не посещают демонстративно как у нас церкви и мечети на религиозные праздники.

Разве такая борьба за атеизм не есть борьба со Свободой Выбора, на которую имеет право любой человек? Я, например, не забыл советский атеизм, который по слепой агрессивности своей не уступал религиозному фанатизму.


Если вопрос «Существует или не существует Бог?» бессмыслен и бесплоден, то читатель вправе спросить, для чего писалась эта статья? 

Я предлагаю этот вопрос заменить следующим: «Пользуюсь я или не пользуюсь концепцией Бога в своём личном мировосприятии?».

В такой постановке вопрос не ведёт к агрессивному спору и не требует победы в нём. Идея такого подхода к вопросу о Боге не моя и не нова. Она восходит ещё к великому французскому математику, механику и физику Лапласу в его беседе с Наполеоном. В одной из многочисленных версий в интернете этот диалог выглядит следующим образом:

Наполеон: «Великий Ньютон всё время ссылается на Бога, а Вы написали такую огромную книгу о системе мира и ни разу не упомянули о Боге!»
Лаплас: «Сир, я не нуждался в этой гипотезе.«

А теперь следующий вопрос: могут или не могут мирно сосуществовать рядом и даже дружить верующие и неверующие люди?

В 1984 году, впервые попав в Алжир, я был потрясён картиной двух шедших мне навстречу юных студенток в университетском городке. Одна, в короткой юбке, на высоченных каблуках, с причёской и макияжем будто только что сошла со страниц модного французского журнала, другая, вся замотанная с головы до ног в паранджу, шли вместе «под ручку», о чём-то шептались и периодически взрывались звонким девичьим хохотом.

Наверное, сплетничают про мальчиков, какие молодцы, подумал я. И хотя, я, выходец из СССР, впервые видел такие наряды, меня потрясли не сами эти наряды, а то, что девочки шли вот так вместе.

Значит это возможно! Значит есть более важные и более интересные темы, чем вопрос о Боге, почти всегда навязываемый народам властью и прислуживающей ей религией.

Вспоминаются жесточайшие религиозные войны 17 века в Европе, истребившие до половины населения этого континента.

Если, дорогой читатель, мне хоть сколько-нибудь удалось вразумительно изложить то, что намеревался, то я хочу закончить эту статью призывом кота Леопольда, вынесенным в эпиграф: «Ребята, давайте жить дружно!» Давайте оставим этот спор нашим внукам. Мы сегодня пока не готовы к нему.


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

«Наука и Искусство» — выступление Леонида Романкова в Хорватии

Дамы и господа, коллеги, друзья!

Я уверен, что большинство из вас знает про биологический эксперимент с «домиком крысиного счастья».

На всякий случай, напомню: есть замкнутое пространство, в котором для крыс–самцов есть всё – питьевая вода, зерно, самки… Но есть ещё и тёмный узкий лаз, ведущий неизвестно куда. Так вот, оказалось, что 10% крыс, с учащённым сердцебиением, мочась от страха, всё-таки пытаются пролезть в этот лаз.

Их задача – узнать больше об окружающем мире, чтоб в случае чего хотя бы знать куда бежать.

Вот аналогом этих крыс в человеческом обществе и являются люди искусства и люди науки, и, я надеюсь, все мы, собравшиеся в этом зале.

Теперь я хотел бы дать очень приблизительные определения терминов, которые будут встречаться в тексте моего сообщения:

  • Искусство – это процесс и результат создания художественного произведения, акта искусства (писать стихи, рисовать картины, сочинять музыку…).
  • Культура – это процесс и результат восприятия акта искусства, художественного произведения (читать стихи, смотреть картины, слушать музыку…)
  • Наука – это процесс и результат получения нового знания, которое может быть воспроизведено другими исследователями при соблюдении тех же начальных условий.

Я полагаю, вслед за многими авторитетами, что наука и искусство  — суть два пути к увеличению знания об окружающем мире.

  • Лев Толстой: «Наука и искусство так же тесно связаны между собой, как легкие и сердце…»
  • Юрий  Лотман — искусство и наука: «…Два глаза человеческой культуры…»
  • Академик Лихачёв: «искусство можно рассматривать как один из видов познания действительности…»

Правда, я бы уточнил высказывание Льва Толстого «Наука и искусство – как мозги и сердце…»

Наука использует логический, постепенный, доказательный путь, искусство – интуитивный, метафорический, образный.

Можно сказать, что искусство пытается заглянуть, забежать вперёд, не утруждая себя доказательствами, а только как бы чувствуя природу вещей. И на этом пути иногда возникают любопытные открытия, которые потом подтверждаются наукой, или хотя бы принимаются во внимание.

Искусство — науке

Некоторые примеры:

Так, на мой взгляд. Достоевский в своих романах, в особенности в «Братьях Карамазовых», восставал против причинно-следственного всеобъемлющего детерминизма, против 100% заданности результата социальных или иных действий. предвосхищая таким образом теорию вероятности.

  • Довольно много написано о влиянии романов Достоевского на Эйнштейна, связанных не только с вероятностным подходом Достоевского, но с его парадоксальностью описываемых ситуаций. Ведь и теория относительности Эйнштейна парадоксальна…
  • «Достоевский восстаёт против лапласовского детерминизма, постулирует стохастическое правдоподобностей соединение причины и следствия».

Отец Павел Флоренский, (1882-1937), поэт и теолог, расстрелянный в ГУЛАГе.

  • В его работах широко охвачены многие теоретические проблемы, намного определяющие время. Уже в начале нашего века он пришел к идеям, которые позднее стали основополагающими в кибернетике, теории искусства, семиотике. Так, исследование, посвященное природе и живописи, «Обратная перспектива» — предваряют теоремы и теории множеств, что в начале XX века, когда он это сочинял, было совершенно новой областью математики.  Он описал Закон возрастания Хаоса, который впоследствии стал законом возрастания энтропии.

Писатель и поэт Андрей Белый, в 1921 году , использовавший термин «атомная бомба» в своём стихотворении.

Писатель Хулио Кортасар, который в рассказе «Преследователь», посвящённый Чарли Паркеру, развивал идеи нелинейности времени.

Может быть, об этом же думал Сальвадор Дали, рисуя свои знаменитые картины, посвящённые текущему времени.

Или Рене Магритт, который как бы подсказывал одно из правил для изобретателей – посмотри на решение задачи с прямо противоположной стороны.

Будет уже трюизмом напоминать о писателях-фантастах — от Герберта Уэллса с его предсказанием искусственной радиоактивности, Жюль Верна с подводными лодками, Алексея Толстого с мощным лазером (гиперболоидом), Чапека с роботами, и т.д., и т.п.

Особенности работы мозга

Известно, что два полушария человеческого мозга имеют определённую специализацию.

  • Левое полушарие отвечает за логику и анализ. Именно оно анализирует все факты. Числа и математические символы также распознаются левым полушарием. Информация обрабатывается левым полушарием последовательно по этапам.
  • Основной сферой специализации правого полушария является интуиция.Правое полушарие специализируется на обработке информации, которая выражается не в словах, а в символах и образах.

Естественно предположить, что занятия наукой – прерогатива людей с особенно развитым левым полушарием, а искусством – тем у кого более сильно развито правое. Понятно, что у всех людей в реальности активны оба полушария, вопрос только в соотношении. Иногда оно одинаковое, это амбидекстры (0,4%).

Примеры самых успешных учёных, показывают, что культурные знания помогают в создании наиболее смелых теорий.

Достаточно вспомнить: Омара Хайям (11 — 12 вв.) – поэта и математика, Александра Бородина (19 век) композитора и химика, Норберта Винера (20 век), литератора и кибернетика, Альберта Швейцера (20 век) врача и музыканта, не говоря уже о таких титанах, как Леонардо да Винчи.

Отсюда следует, что для большого учёного необходимо быть сведущим в культуре и искусстве.

Что ещё может дать искусство и культура науке? Существует мнение, что красота – понятие, присущее искусству, может служить доказательством истинности математических формул

Б. Рассел писал “Математика владеет не только истиной, но и высшей красотой – красотой отточенной и строгой, возвышенно чистой и стремящейся к подлинному совершенству, которое свойственно лишь величайшим образцам искусства”.

В бытность мою инженером-схемотехником у нас существовало мнение, что быстро можно разработать только сложную схему, а простая требует значительно большего труда. Здесь тоже есть подспудный критерий «красоты».

Есть ещё интересные примеры – я уже упоминал в тезисах, что мой дедушка, Николай Давиденков, крупный специалист в физике металлов, будучи хорошим пианистом. изобрёл струнный метод измерения деформаций строительных конструкций. Он обратил внимание на тот факт, что частота колебаний струны зависит от её натяжения. И, следовательно, изменение натяжения меняет частоту её колебаний.

Наука – искусству

С другой стороны, научные знания и подходы способствуют как освоению новых возможностей в искусстве (новые составы красок для живописи, электронное искусство, 3D технологии в кино и т.п.), так и разработке новых тем в литературе, поэзии, живописи и т.д. – начиная от космических путешествий и кончая строением Вселенной.


Итак, искусство и культура:

  • служат задаче познания мира, давая интуитивные решения научных проблем, используя субъективный подход
  • помогают учёным находить нетривиальные решения;
  • создают критерии отбора правильных решений в науке.

Наука

  • служит задаче познания мира, давая логические решения научных проблем, используя объективный подход;
  • использует искусство и культуру для создания теорий и гипотез;
  • снабжает искусство новыми знаниями и возможностями.

Анализ взаимодействия между наукой и искусством лёг в основу программы курса «Кентавристика», разработанного на кафедре истории науки РГГУ профессором , член-корр Д.С.Даниным  в 1997 году (прекратился в связи со смертью Данина в 2000 году).

И в заключение:

Как-то я встретил на улице знакомого художника, который уверял меня, что все беды – войны, оружие, болезни идут от науки и технических изобретений, в то время, как искусство никому не может причинить зла. Он уехал от меня на метро, а я пошел в кино, и увидел фильм, полный насилия…

Благодарю за внимание.


Леонид Романков

Верующий атеист – оксюморон, метафора или глупость? В чём различие между верой и знанием?

Эти два непрекращающихся читательских вопроса потребовали развернутого изложения ответов, которые казались нам поначалу простыми и очевидными.

Начнём с первого. Верующий атеист – оксюморон, метафора или глупость?

Если человек считает, что все события, происходящие во вселенной начиная с Большого взрыва, можно объяснить исходя из законов Галилея-Ньютона-Эйнштейна…, а в живом мире из законов Дарвина и генетики, не привлекая концепции Бога, то можно ли уверенно назвать этого человека атеистом?

Если при этом этот человек не знает, что было до Большого взрыва, почему существуют законы природы, почему они работают так согласованно между собой, если он понимает, что доказать существование Бога также как и отрицать его существование для ответа на эти вопросы невозможно, то можно ли его назвать этого человека верующим?

Существует философское течение называемое агностицизмом, имеющее отношение к нашему вопросу, но речь у нас пойдет о другом.

Мы сможем дать полный ответ на первый наш вопрос, если рассмотрим его одновременно со вторым. В чём различие между верой и знанием?

Подражая примеру на закон сохранения энергии из знаменитых «Фейнмановских лекций по физике» мы тоже построим следующий свой «детский пример».

Ребёнок средних классов, еще не приступавший к изучению физики, с самого детства наблюдал как предметы, неосторожно выпущенные из рук всегда падают вниз. Сначала это были чашка с чаем или тарелка с кашей, или бутерброд с маслом, который падал на ковер, как ему казалось, обязательно маслом вниз, отчего ему доставалось от матери, потом это была отцовская гантеля, которая обязательно падала на ногу, ну а позже это был айфон падавший обязательно на  кафельный пол. Кроме того, он замечает, что все эти предметы падают с равным (на глаз) ускорением.

Ребёнок, ещё не знающий закона всемирного тяготения Ньютона, делает гениальное научное открытие: «всякое» тело выпущенное из рук падает вниз с постоянным одинаковым ускорением.

Это открытие есть научное знание или вера? Мы покажем сейчас, что по большому счёту это вера.

Действительно, ведь наш ребенок ронял чашку, тарелку, бутерброд, гантелю, айфон, т.е. его знание распространяется только на эти предметы. Он не ронял «всякое» тело!

Вечером он рассказывает о своем открытии, пришедшему с работы, отцу-инженеру. Отец хвалит ребёнка, но спрашивает его, уверен ли он в слове «всякое» в своем законе. Ребенок отвечает, что верит в это. Тогда отец надувает шарик и выпускает из рук. Шарик опускается на пол, но медленно, с «неправильным» ускорением, точнее вообще без ускорения. Во второй раз отец надувает шарик гелием и опять выпускает его. Шарик вместо того, чтобы опуститься вниз, нарушая открытый ребёнком закон, начинает подниматься вверх. В третий раз отец выпускает из рук листок бумаги, плоскостью параллельно полу, и этот листок кружась тоже с «неправильной» скоростью медленно опускается вниз.

Ребёнок сильно опечален нарушением своего закона, но отец успокаивает его, говоря ему что его закон не нарушен полностью. Просто найдены границы его применимости. Он рассказывает ребёнку про воздух окружающий нас, рассказывает о выталкивающей силе Архимеда, о силе сопротивления воздуха и, что в средних классах он будет изучать второй закон Ньютона, который при учёте всех сил: сил тяжести, архимедовой силы и силы сопротивления воздуха, даст более общий закон правильно описывающий падение тел на землю.

А открытый тобою закон, говорит отец, для «всяких тел» оказался верой, но не знанием. Но он остаётся, уточняет он далее, вполне справедливым для достаточно небольших, тяжелых и хорошо обтекаемых тел.

Дойдя до средних классов и изучив эти законы Ньютона, ребенок начинает верить, что наконец то он обладает не верой, а настоящим знанием. Каково же было его разочарование, когда в старших классах, изучив закон всемирного тяготения Ньютона, он понимает, что и уточненный его закон со словами «с постоянным ускорением» опять оказался верой, но не знанием и, что эти слова надо отбросить или уточнить закон, добавив «вблизи поверхности земли». 

Может теперь он обладает настоящим полным и безукоризненным научным знанием?

Поступив на физический факультет университета, бывший наш ребенок, а ныне студент, узнаёт то, что не знает даже его отец-инженер. Что вблизи очень массивных звёзд закон тяготения Ньютона опять нарушается, и что вместо него надо принимать закон тяготения Эйнштейна, вытекающий из общей теории относительности, как более точный. Является ли закон тяготения Эйнштейна последней истиной? Хотелось бы верить в это, но в последнее время в среде астрофизиков уже раздаются голоса, что и он не последняя истина, что вроде наблюдаются некоторые расхождения с наблюдениями и, что нужна новая теория.

Заканчивая статью, я хочу теперь предоставить читателям самим ответить на оба своих вопроса, с которых начиналась эта статья.


Кармак Багисбаев, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Притча о смысле жизни

Я знаю точно, что единого смысла жизни для всех людей нет. На эту тему есть великолепная притча о шести великих еврейских пророках:

  • На вопрос «Где истина?», или смысл жизни, первый пророк, Моисей, «открывший» для людей единого Бога, указал пальцем в небо;
  • второй пророк, Соломон, отличавшийся большой мудростью, ткнул в свою голову;
  • третий пророк, Иисус Христос, призвавший мир к состраданию, приложил руку к сердцу;
  • четвертый пророк, Карл Маркс, сведший все к борьбе классов за выживание, погладил живот;
  • пятый пророк, Зигмунд Фрейд, со своим Основным Инстинктом, указал соответственно еще ниже.
  • Пришел шестой пророк, Альберт Эйнштейн, и заявил, что все относительно и зависит от системы координат, из которой отвечают на этот вопрос.

Притча, авторство которой неизвестно, процитирована в третьей части книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста». Подробнее о книге здесь.

Почему Последняя Вера?

Многие читатели спрашивают: «Почему Последняя Вера

Отвечаю:

  • «Последняя», потому что возраст не позволяет разработать новые теории… шутка! 😉 «Последняя», потому что следуя принципу Бритвы Оккама, все поведение живой материи, включая человека, удалось свести к двум фундаментальным «законам» природы и дальнейшая редукция не представляется возможной.
  • Под «Верой» же я понимаю научную веру, основанную на экспериментах и экстраполяции замеченной закономерности и ни в коем случае не религиозную веру, основанную на догмах.

Почему вера, а не знание? Поясняю:

Когда Ньютон написал свое уравнение, он исходил из тех опытных данных, какие у него были в наличии. Ни он и никто другой не проверял f=ma на всем бесконечном многообразии экспериментов и явлений. Однако мы применяем это уравнение во всех случаях жизни, потому что ВЕРИМ, что оно остается справедливым. Именно ВЕРИМ, а НЕ ЗНАЕМ!

Именно поэтому вскоре выяснилось, что оно не работает при околосветовых скоростях или в микромире. Здесь Вера наша закончилась и потребовалось новое знание, а именно теория относительности и квантовая механика. И мы будем ВЕРИТЬ в них и работать с ними пока не обнаружиться отклонения от практики и не потребуются новые теории.

Или другой пример с принципом Галилея. Где и когда вы видели в жизни, чтобы тело на которое не действуют никакие силы бесконечно двигалось бы равномерно и прямолинейно?

Отвечу: нигде и никогда, потому что устранить все окружающие помехи полностью невозможно. Но мы верим в принцип Галилея, потому что абстрагируясь от всех внешних помех мы всё точнее и точнее приближаемся к нему. Т.е. здесь мы поверили даже в то, что никто и никогда не видел! И не жалеем так как все эксперименты хорошо согласуются с этим принципом.

Точно также Дарвин создал свою великую теорию эволюции (естественного отбора) на основании небольшого числа опытных данных о черепашках и каких-то птичек на Галапагосских островах. Но мы верим, что она универсальна, потому что она прекрасно объясняет эволюцию всех живых организмов, которых Дарвин даже не видел.

ЛЮБАЯ теория естественной науки создается именно таким образом: наблюдения, эксперименты, закономерность и обобщение. И каждое новое несоответствие с экспериментами влечет частичное или полное изменение теории.


«Последняя Вера: книга верующего атеиста» — подробнее о книге здесь.