Почему рабы не любят свободы и боятся демократии? Реально ли «выдавить из себя раба»?

Сегодня в либеральном рунете все, кому не лень, обвиняют народ в рабском духе, в патологическом страхе перед властями, в неспособности поддержать либералов на их митингах на Манежной и Болотной и даже в непонятной неприязни к демократии.

Признавая справедливость во многом этих обвинений, особенно в том, что коммунисты сделали всё, чтобы превратить советский народ в бессловесных рабов, попробуем всё же понять только ли страх перед репрессиями властей удерживает народ от протестов, или ещё что-то? И когда этот страх перестанет действовать?

Для этого рассмотрим внимательнее картину народных выступлений из  знакомой нам всем школьной программы истории.

  • Почему рабы так редко решались подниматься на восстания? И в Древней Греции и в Древнем Риме, а позже на американских плантациях?
  • Почему из десятков миллионов крепостных крестьян-рабов в России, бежали на Юг, на Дон, чтобы стать вольными казаками только десятки тысяч, т.е. единицы из тысяч?
  • Почему так редки были бунты рабов на галерах, чтобы захватить галеру и превратить её в вольный пиратский корабль?
  • Как германским нацистам с их бредовыми человеконенавистническими  идеями удалось «демократическим» путём взять власть в центре Европы, в  Германии в тридцатые годы прошлого века и превратить собственное население в рабов?

Антинацистских выступлений за время правления Гитлера, несмотря на существовавшие ранее развитые партии демократического толка, практически не было. О слабой попытке офицерского заговора в конце войны серьёзно говорить не приходится. Была ли в этом какая-то особенность германской нации?

  • Почему кучке большевиков удалось захватить и, главное, так долго удерживать свою тираническую власть над огромным российским народом, вся предыдущая и последующая история которого говорит, что он умеет воевать и побеждать?

Сегодня много говорят и пишут о якобы «многочисленных» рабочих и особенно о крестьянских восстаниях против советской власти. Если бы они были, хоть сколь ни будь серьёзными и пользовались народной поддержкой, то всё пошло бы по-другому. Это называется выдавать желаемое за действительное.  Даже такой знаток русской души, как великий Виктор Астафьев, сокрушался после войны (пишу по памяти): «Почему вчерашний боевой офицер, встававший из окопа с одной гранатой против немецкого танка, теперь стоит, опустив голову и ломая шапку, перед каким-то колхозным учётчиком, который материт фронтовика почём зря? Не понимаю!»

  • Откуда «растут ноги» такой сакральности власти в народе? Всем ли народам она присуща? Лечится ли она?

Россия, оказавшись в 13-м веке улусом Золотой Орды, в результате монгольского нашествия, была вынуждена принять все её законы, в частности железную вертикаль власти и её непреложную сакральность, установленные во всей Монгольской Империи. После избавления от монгольского ига, русские цари сохранили все эти формы правления до позднейших времён, продолжая столетиями внушать народу сакральность своей власти через религию, через пропаганду.

Мы попытаемся дать единый ответ на эти и все другие подобные вопросы, показав сначала, что корни всех этих проблем едины и общи.

Настоящий, слабый духом раб не любит свободу, потому что он её попросту боится. Почему? Да потому, что следует сразу признать, что любая форма тоталитарного правления, тирания, диктатура не только устанавливает жёсткий порядок, но и гарантируют рабу (ради собственного существования)  кусок хлеба и безопасность, если он полностью и безропотно подчиняется этому тоталитарному режиму.

Не может более сильный раб безнаказанно отнять у более слабого этот кусок хлеба и тем более его жизнь. Даже сам хозяин-рабовладелец не имел права беспричинного лишения жизни своего раба. Так было, например, в Древнем Риме и в Царской России при Крепостном праве.

Вот почему из десятков миллионов крепостных крестьян в России, бежали на Юг, на Дон, чтобы стать вольными казаками только десятки тысяч, т.е. единицы из тысяч.

Точно также бунты рабов на галерах, чтобы превратить галеру в вольный пиратский корабль, были на самом деле той редкостью, слух о которых быстро распространялся среди других рабов, несмотря на эту редкость.

Слабых духом и телом рабов, а большинство именно такими и были, удерживал не только и не столько страх наказания, который вынесут королевские суды на берегу в случае неудачного бунта, сколько страх пиратской вольницы, страх опасно непредсказуемой пиратской жизни, страх перед более сильными товарищами, страх потерять рабскую, но регулярную пайку хлеба, а то и саму жизнь.

А ведь пиратские корабли были первыми мобильными очагами демократии в Европе.

И в Советском Союзе и в нацистской Германии уличная уголовная преступность была сведена практически к нулю. Недаром наши пенсионеры ностальгически вспоминают, как безопасно было гулять по улицам в два часа ночи.

Оно и понятно! Когда высшая власть в государстве захвачена бывшими гопниками, то эти гопники, используя государственные силовые структуры, первым делом устраняют своих мелких «конкурентов» в своём централизованном и «узаконенном» ограблении собственного народа: всевозможных воров, мошенников и уличных разбойников.

Вспомним, как  спецслужбы после «перестройки» быстро навели «порядок», преследуя и ликвидируя криминал, даже сбежавший за границу: в Грецию, Испанию.

Признаем честно, что страхи рабов перед свободой и демократией совсем не безосновательны. Вспомним самый близкий нам территориально и хронологически пример Советского Союза, как сразу после первых  перестроечных либеральных реформ, вчерашние рабы посильнее и активнее,  названные позднее олигархами, до нитки ограбили своих соотечественников, рабов послабее, в основном стариков.

Именно эти старики и воспитанные ими малообразованные дети представляют собой основу этих 86%. И их жажду всё законсервировать, ничто не менять, можно понять, потому что они помнят лихие 90-е и сравнивают их с нищенской, но спокойной жизнью, с гарантированным куском хлеба, пусть без масла, в СССР.

Им неведомо, что то, что произошло потом не есть Демократия, а есть просто бандитский капитализм, который случился прежде всего по их собственной  вине, из-за их неучастия в дальнейшем строительстве гражданского общества после свержения власти КПСС, когда они по советской привычке понадеялись, что дальше всё доделают умные добрые дяди, вроде старого академика Андрея Сахарова, без их участия.

Мы, как смогли, ответили на первый вопрос, вынесенный в заглавие статьи. Приступим ко второму.

После отката завоеваний Перестройки в сети множатся пессимистические, даже депрессивные представления о самих себе, о собственном народе. Сравнивают себя, например, с французами, которые при самом малейшем ущемлении их социальных прав высыпают на следующий день на улицы и площади своих городов. Говорят даже о какой-то врождённой трусости, неполноценности.

Но так ли всегда было так? Тот, кто знает историю Франции, историю других европейских стран, Америки, знает, что всё и везде было практически одинаково. Но в разное время!

Единственное, что следует признать откровенно и без страха, это то, что наши народы исторически отстали и находятся на Стреле Времени позади народов Европы и Северной Америки.

Будет ли это отставание вечным? Не факт! Отнюдь не факт!Особенно теперь, когда скорости глобализации, научно-технических и социальных революций становятся такими головокружительными.

Только на моих собственных глазах за какие-то пару-тройку десятилетий Китай, Япония, Южная Корея догнали и перегнали во многом в своём развитии западные страны. На что в прежние эпохи потребовались бы века.

Посмотрите, как бывшие советские народы покидали сначала СССР, позже расставались с Россией в строго хронологическом порядке, в зависимости от степени развития Свободы Выбора в том или ином народе.

Сначала ушли народы Прибалтики при первой же возможности. Ушли не оглядываясь. Оно и было предсказуемо. Эти народы никогда не жили в рабстве, успели познать  демократически строй, и, главное, их «стаж» жизни в тоталитарном Советском Союзе, был короче на целое поколение, чем у остальных и они не успели забыть ещё вкус Свободы.

Следующими решили присоединиться к мировому тренду народы, которые, хотя и не знали настоящей демократии, но духовно тяготели к Европе и, главное, не знали в своей истории ни Крепостного Права, никакого другого рабства. Это Грузия, Украина, Армения.

Теперь очередь за Россией и эта очередь у порога. Как ни крути, сколько ни называй  Россию Ордой в инете, русская интеллигенция это европейская интеллигенция и, если бы не тяжелейшее имперское наследие в виде огромной территории, с таким разнообразием народов с другой культурой, с другими верованиями и традициями, то она уже увела бы европейскую часть России в Европу.

За всё в истории приходится платить.

Теперь несколько слов почему выступления на Болотной и Манежной не получили сколь ни будь широкой поддержки в народе. Они и не могли её получить! Тогда на площади вышли в основном студенты, интеллигенты, мелкие и средние бизнесмены, пользовавшиеся Свободой Выбора и ощутившие угрозу её ущемления.

Вспомним, что в те годы народ в России был, в подавляющей своей части, сыт, одет и обут, ему было чем накормить своих детей, т.е. исполнять Закон Сохранения Гена. Как всегда в такой ситуации народу до Свободы Выбора нет не никакого дела.

С тех пор ситуация серьёзно изменилась. Как любят говорить сегодня политологи, холодильник начинает побеждать телевизор.

Следуя «Последней Вере», лучше сказать, что теперь появилась угроза Сохранению Гена и только на эту угрозу реагирует пока подавляющая часть нашего населения.

Раньше не было ни телевизора, ни холодильника, но Закон Хьюмандинамики работал всегда. Кроме того, все эти годы работал и делал своё просветительское дело интернет.

Недавно услышал, как один политолог сказал, что социальная революция наступает вслед за технической. Хотелось бы уточнить его: «После информационной революции!»

Когда СССР первым запустил в космос спутник и человека, произошла техническая революция, за которой, однако, никакой социальной революции не последовало. А вот когда появилась письменность, затем книгопечатание, а теперь интернет, каждый раз человечество испытывало огромнейший скачок Свободы Выбора.

Из оставшейся постсоветской территории, состоящей из Центральной Азии и части Кавказа, чтобы никого не обижать, скажем только, что последними придут к демократии земледельческие народы с сильными традициями Ислама.

Но и они придут.

Позже. 


Кармак Багисбаев, профессор математики, автор книги «Последняя Вера: книга верующего атеиста»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.